Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Название: Дневник и кости
Фандом: Final Fantasy 15
Автор: Oxxra
Размер: мини, 2517 слов
Пейринг/Персонажи: Игнис, Ардин
Категория: джен, АУ, антиутопия
Рейтинг: pg-13
Предупреждения: средний ООС Игниса, некоторый Ардина.
От автора:
фик по АУ Империя Лунного Огня. Чистые Ардин/Игнис брейнфак, плавно переходяшие в Игнис/Ардин и обратно.
На советника короля нацепили обручальное кольцо и затащили в спальню. Тот не растерялся и изнасиловал Ардина. В мозг.
А потом заполучил в руки дневник Ардина, который тот вел 2000 лет назад


Человек взял в руки тряпку и даже сумел один раз провести ей по наборному столику, – та птицей вырвалась из пальцев и, от души наплевав на законы гравитации, взлетела на когда-то хрустальную, а сейчас, скорее, паутинную люстру, обсыпав смертного всей собранной на себя пылью.
Ни мало не обеспокоенный этим, человек ловко выдвинул скамейку для ног на середину комнаты и вскочил за беглянкой, даже почти дотянувшись: взмахнув подвесками, люстра в изящном пируэте отклонилась от его рук на девяносто градусов, словно ведомая незримой ладонью.
Тактик короля, знакомый с третьим законом Ньютона, как-то сразу понял, что сейчас столкнется с противодействием и проворно присел, чувствуя, как воздушный поток от чуть не снесшей ему голову люстры взъерошил короткие волосы на затылке.
Очень тяжело вздохнул, чувствуя, как потревоженная пыль оседает на плечах. Протер стекла очков и несколько раз чихнул, после чего переключил внимание на небольшую книжную полку на левой стене.
Вытертые и расставленные по полкам книги тут же высыпались на пол, пожелтевшие странички стайкой вспугнутых небольших птиц разлетелись по спальне, а корочки нахально улыбались оторванными переплетами и, кажется, были в восторге от того, что свели на нет любые направленные на них усилия.
Открыл шкаф – тот тут же захлопнулся с силой, намного превосходящей человеческую. Тщательно контролируя каждое движение и мускул на лице, человек опять потянул за ручку – дверка захлопнулась снова.
Открыто – закрыто. Открыто – закрыто. Повторить на бис. На десятый шкаф капитулировал и позволил советнику осмотреть свое нутро.
Игнис понимал, насколько безумно выглядит сейчас, грязный и пропыленный, с обручальным кольцом на левом мизинце поверх перчаток и ссадиной на подбородке в потайном чулане дворца, точно повторяющий одни и те же действия. Раз за разом, в надежде на изменение. Но такова работа советника Люцианских королей.
– Большая часть вещей пришла в негодность. Могу выбрать драгоценные наклепки и пуговицы, после чистки их вполне можно будет использовать повторно, – невозмутимо предложил он в пустоту, ожидая решения короля.
В конце концов, Ардину наскучило отбирать тряпку и захлопывать шкафы – так уж вышло, что линия королей Люциса не отличалась терпением.
Впрочем, капризный бессмертный был скорее расстроен, чем пристыжен.
«Кое у кого отсутствие гнева весьма оскорбительно» – растеклось чернотой прямо по свежепротертой столешнице.
– Высочество?
«Не «высочество» тут мне. Ты действительно думаешь, что я пригласил тебя в спальню, в которой две тысячи лет нога живого человека не ступала, ради генеральной уборки?!»
Игнис промолчал, не позволяя себе улыбнуться даже в мыслях: разумеется, он так не думал. В сущности, советник короля был очень заинтригован, практически сгорал от нетерпения прикоснуться к тайнам, которые две тысячи лет были достоянием только богов и бессмертного. Понимал, что желание узнать ответы еще не дает прав обладать знанием и что у Ардина не стоит просить. Никогда и ничего и в особенности у Ардина. Сам предложит и сам все даст! Потому что, как обычно и бывало, терпение смертного истощило терпение короля демонов.
«Верхний ящик стола. Дневник там» – торопливые мазки разукрасили стену напротив.
– Ваша личная собственность, мой король. Что прикажете сделать? – поинтересовался Игнис, прекрасно понимая, что переигрывает, что небрежен в общении, и это категорически не рекомендуется, когда танцуешь танго с бессмертным тьмы. Хороший совет, воистину достойный короля, королевский советник обожал сам себе давать такие советы. Вот только, к сожалению, сам же себя не слушал.
Получил резкий удар в лоб и растянулся на протяжно заскрипевшей кровати. Кряхтя, поднялся, чувствуя, как по правой стороне лица стекает кровь. Принудил себя оторвать саднящие опаленные веки от глаз и ничего не увидел. Выругавшись, опять призвал огонек в ладонь и наконец-то заметил, что прямо на бедрах теперь лежит небольшая книжка в кожаной обложке с металлическими уголками. Ласково провел кончиками пальцев по металлу – острые даже через перчатку. Затем прикоснулся к ссадине на лбу. Очень тяжело вздохнул: Ноктис, хотя бы, был любезен кидаться подушками.
– Давай уже, исцели себя, – в голосе Ардина не извинение, но, хотя бы просьба. На это у советника королей слух тонкий. Восемь секунд в полной темноте, и порез зарастает, а тошнота унимается.
– Слушаю и повинуюсь.
– Лучше бы читал…
Игнис вздохнул и открыл титульный лист.

Дневник. Истинное описание моей жизни и самых личных дел…

Впрочем, Игнис по опыту знал, что автобиографии не так уж сильно отличаются от художественных произведений: и те и те рассказывают о вымышленных персонажах.

… Том второй. Первое января АТ 3497

А вот одного взгляда на дату хватило, чтобы советник короля почувствовал глубокий внутренний дискомфорт: сейчас шел ME 756, и новейшая система летоисчисления была приняла в 4741 год по старолюцианскому календарю, что означает 756 + (4741-3497)… что запись была сделана ровно две тысячи лет назад.

Здравствуй, дорогой дневник. Этот день я должен был посвятить благодарственным размышлениям Астралам, которые даровали нам Эос, но потратил его с куда большей пользой, стащив с кухни кекс для себя и огромный шмат буженины для друзей. Мы спрятались в дальнем бельведере и закатили хорошую пирушку. Так как ваш покорный слуга был умен и припрятал пару бутылок с тыквенным соком заранее, то во дворец вернулся только в сумерках, пропустив торжественное астралослужение. В качестве подарка же я получил тебя, так как первый мой том был выкинут старшим принцем в жерло камина. Покойся с миром, первый том, я за тебя отмстил, повесив подштанники этого добрейшего из всех братьев на флагшток. Придворный маг сказал, что ты зачарован, не возьмет ни огонь, ни вода, ни время.

– Сейчас это кажется очень злой шуткой, – устало отметил Ардин Люцис Каэлум. – Прошло две тысячи лет, все участники событий мертвы или приняли участь худшую, чем смерть. А дневник… вот он. Рукописи не горят. Поверь, я пробовал их сжигать. Они действительно не сгорают.
Советник знал, что, традиционно, короли начинают вести дневник на восьмой день рождения. Значит, Ардину было уже восемь, когда он писал эти строки.
Следующая запись была датирована третьим января.

Дорогой дневник, здравствуй! В этот день я понял, что не хочу быть королем. Не то, чтобы я решал или мог выбирать, если говорить по правде, но, если бы меня спросили... нет. Просто нет.
Я с Бах-Бах проходил мимо зеленого кабинета и услышал, как мой дражайший братец пытается ответить наизусть урок своему историку. Должен сказать, что давно такого жалкого зрелища не слышал: глупый братец не смог назвать ни одной даты, он не просто не выучил урок, он его даже не учил. А потом… розга и крики герцога Витторио, старшего мальчика, который вечно крутился с братцем. Настоящие крики, крики боли и свист розг.
У меня нет пажей, за меня никого не бьют. Правда, я однажды видел, как повар замахнулся рукой на Фанни, когда та со стола стащила сыр, но прикрыл девочку собой.
Брат даже не попытался. Наверно, поэтому он станет хорошим королем.
А я не хочу.


– А как сейчас с наказанием в роду Люцисов? Все еще держат мальчиков для битья? – максимально фривольно поинтересовался бессмертный тьмы. – Ах да, как я мог забыть. Они выбирают советника и щита. И, даже, спрашивают у них согласия принять занимаемую должность. Ни в одной стране мира добровольное информированное согласие и дееспособность от шестилетнего ребенка…
– Ноктис Люцис Каэлум стал избранным кристалла в пять лет, – мягко напомнил Игнис.
Ардин фыркнул и облил все стены неестественными холодными тенями, выражая презрение к выдвинутому аргументу.

Четвертого января маленький мальчик сумел одеть своих кошек в носочки и все утро вместе с ними лепил снеговика прямо под окнами классной комнаты, где занимался старший принц, время от времени профилактически показывая в окна язык.
Пятого января у него, ожидаемо, заболело горло. Вызванный доктор предложил, что у мальчика может быть аллергия на кошек и предложил убрать их, после чего Ардин заявил, что на доктора у него аллергия уже совершенно точно есть, и добавил, что действительно нуждается в медицинском уходе, и, чем дальше этот коновал от него уйдет, тем будет лучше для обоих, потому что еще одно слово против его братьев, и Ардин за себя не ручается.

Игнис переворачивал страницы и перед ним из выцветших чернил вставал диковатый, но симпатичный принц, который рос во дворце бэкапом королевской крови, большую часть времени предоставленный сам себе. Знающий не более чем должен знать мальчик, вся ценность которого заключается в текущей в жилах крови и поэтому, счастливо делящий время между играми и забавами, проказами и розыгрышами.
Следующая интересная запись появилась аж в конце мая.

Дорогой дневник, сегодня приехала знать Тенебре с великой вестью от Оракула: кристалл наконец-то признал избранного. Казалось, что к нам перебрался весь двор, и один из этих простофиль уж точно наступит на хвост одной из моих кошек.
Взял с собой сырный пирог, проскользнул через дырку в заборе и весь день провел у оврага, вылавливая головастиков вместе с моей свитой. Наловил литра три движущейся черной массы, чтобы добавить брату в суп перед ужином.
Вернулся затемно и с удивлением узнал что меня, меня ищут! Вся эта делегация, кони, люди, оракулы, они прибыли из самого Тенебре ради меня!
Боги сказали, что избранный – я, и я могу исцелять чуму.
ИЗБРАННЫЙ, понимаешь, дневничок?!
Ха-ха, ну и где мой братец?! А со мной будет говорить кристалл.
Всегда второй сорт, всегда на задворках…. Ну и кто теперь избранный, а?!
Пообещал, что не стану выпирать братика из страны. И даже позволю ему подносить мне тапочки после сна.
Завтра с утра меня ждет кристалл, не знаю, смогу ли заснуть в эту великую ночь….


Советник надеялся, что сумел скрыть жадность, переворачивая страницу… запись была датирована пятым июня, и обычного веселого «Дорогой дневник!» больше не было.

5 июня.
Боги сказали, что я смогу исцелять чуму… но, что будут те, к кому помощь пришла слишком поздно, они не говорили. И как сказать, что ты мечом протыкал тех, кого отправили исцелять – тоже.
Я сказал, что ей лучше в покое и мире вместе с богами. Сам не знаю, соврал или нет, но есть вещи, которые люди должны услышать.
А что еще я не услышал от богов?

15 июня
Сегодня мне попался на редкость строптивый пациент: чумка успела поразить нервную систему и полностью оплести правые руку и ногу. Я исцелил его. Исцелил от чумы: коррумпированные конечности рассыпались в прах под моими легчайшими прикосновениями. А он все смотрел на меня и смотрел… будто ждал гребаного чуда. Следующий, я сказал, не задерживайте очередь.
Тогда он выхватил из-за пояса короткий кинжал и своей единственной оставшейся рукой перерезал горло.
Собственное горло – короткий, быстрый разрез. Моя работа насмарку. Вся моя работа – чего стоит целитель, если спасенные идут и кончают с собой?!
Я исцелил его. Исцелял все пятнадцать раз, пока не подоспели стражники и не выбили из руки кинжал и не скрутили. Мы оба выглядели как чертовы мясники после бойни.
Чувствую себя мясником.
Где начинается право решать за других?
Вроде бы боги даровали мне только возможность исцелять.
Для себя я поставил рубеж два месяца. Если он и через два месяца все еще будет желать смерти, то пусть передает себя в руки Астралов, я свои умою.
Я знаю, что поступил правильно каждый из пятнадцати раз, но чувствую себя злодеем. Бесполезным злодеем.


– Эту историю для потомков не сохранили, правда? – полуутвердительно поинтересовался Ардин. – И в молчании больше дурмана, чем в явной лжи. Спорим, боги умолчали об этом. А о чем еще?
Игнис тяжело вздохнул: действительно, о чем еще? Что боги скрыли от народа Эоса помимо маленького мальчика второго сорта, который стал избранным и был вынужден торопливо отрастить сострадание, чтобы нести надежду, мужество, чтобы бороться с демонами и цинизм, чтобы не рехнуться, потому что страждущих много, а Ардин один и всех даже при желании исцелить не мог успеть...
Следующая запись была оставлена через шесть долгих лет.

15 октября АТ 3403
Сегодня остановился в деревушке Диртхаг. Неприятное место: половина домов была уничтожена пожаром, и остовы зданий впивались гнилыми почерневшими зубьями балок в малиново-вечернее небо.
Я должен был уйти, но чувствовал присутствие чумы.
Вот урок: исцеляй, только когда просят.
Жители Диртхага поклонялись жертвам чумы, как Глубинному Народу. Они вырыли катакомбы и шахты. Приносили в жертву припозднившихся путников. Принимали проклятие, как дар.
Хотели принести в жертву меня.
Я только защищался. Защищался!
Помню только стены пещеры со стекающей кровью и меч, которым бил.
Помню кучу измененных детей, которым было уже ничем не помочь.
Я всех убил.
(Я целитель).
Даже не смею надеяться, что хоть кто-то убежал вглубь шахт.
Сидел на главной площади и плакал, пока рассвет не высушил мои слезы и, клянусь, они были черными.
Я… чудовище?
(По крайней мере, технически они больше не больны).

16 октября АТ 3403
Похоже, что я избранный и исцеления и болезней. Демоны заговорили во мне. Все и разом, каждый из тех, кого я исцелил, вселялся в меня.
Даже если я стану демоном, число проклятых демонов в Эосе все-таки уменьшится.

29 мая АТ 3507
На больших дорогах я уже десять лет, и Шестеро всё еще со мною: Тити, Муха, Ваши, Фанни и её братик Фирри и, конечно, Бах-Бах. Путаюсь в городах, люди узнают меня чаще, чем я их. Вывел надежный способ понять, бывал ли я в городе раньше: если бывал, то люди сразу несут плошки с теплым молоком для моей свиты и чернила для дневника.
Вроде все, не чувствую демонов больше нигде, кроме себя. Последняя остановка перед Инсомнией, и я вернусь к кристаллу.
Это были долгие десять лет.




В нетерпении Игнис перевернул страницу. Та была пуста. Похоже, лицо он все-таки не удержал, потому что по спальне рассыпалось эхо надтреснутого смеха.
– Знаешь, изгнавший меня в тюрьму и очернивший мое имя брат не дал мне дописать дневник, – зло рассмеялся Ардин. – Он попытался нас сжечь. И его и меня. Но рукописи не горят, а демоны в Ад на перегруппировку уходят. Я вернулся на следующий день. Возвращался раз за разом, неизбежный, даже если слегка убитый. Братик испробовал на мне яд, сталь, огонь и воду. Проклятия и камни… И я отвечал. Да, отвечал! Мальчик с кошками и дневником вырос и мог дать сдачи! Одно прикосновение, и теперь уже моя кожа была горячей, понимаешь, Инферно?!
Игнис не понимал и не был уверен, что хотел понять. Но Ардин все равно продолжил. Сейчас бы его не заткнули и Астралы лично.
– Моя кожа была горячей, а демоны потекли обратно. Одно прикосновение, и в Инсомнии началась эпидемия. Люди умирали. Тысячами. Через семь дней осады город сдался.
Игнис как-то внезапно понял, почему кристалл отвернулся от бывшего избранного и вздохнул.
– Ты осуждаешь меня? – тихо шепнул король демонов на ухо.
Запертый в его логове и до смешного слабый против бессмертного, в довершение придавленный клятвой верности роду Люциса, как еще он мог выразить свое отношение кроме тяжелого вздоха?! Да никак, и советник Люцианских королей повторно очень тяжело вздохнул.
– Эй, Инферно, – весело воскликнул бессмертный тьмы, – ну что ты, как каменный. Ответь! Только честно! И если ты так считаешь…
Если… – что? Игнис прекрасно понимал, что из него и Гладиолуса вышли не самый плохой советник и щит, но вот как товарищи они были немного так себе: Ноктис часто скучал. Но, по крайней мере, они у Нокта были. У Ардина Люциса Каэлума был только дневник и кошки. Не лучший расклад для формирования здорового члена общества.
Советник короля отдавал себе отчет в том, что с ним говорит древнее чудовище, не делающее различий между добром и злом, забравшее чуму и дарующее её…. А еще – начинал понимать.
***
– И если ты, – Ардин запнулся – у взятого на прокат советника взгляд приговоренного к смерти, – так считаешь, то иди на все четыре стороны.
Советник поперхнулся, подавился словами и закашлялся, ошарашено осмысляя. Ну ничего, зато хоть взгляд нормальным стал.
В забытой на две тысячи лет спальне воцарилось долгое молчание.
– Инфо, малыш, тебе в любом случае надо идти. Уже семь часов, и скоро по дворцу забегают люди. Поверь, им хватит сплетен о рухнувшей под Кором, которому и правда надо следить за его рационом, лестнице, не подливай масла в огонь, бегая по дворцу грязным и окровавленным, со скелетами шести кошек в руках.
И был награжден еще одним долгим вздохом, впрочем, в этот раз, скорее довольным, чем нет.


ссылка на мастер-пост АУ Империя Лунного Огня

Для обзора

@темы: Мое творчество, Драбблик/Мини-мини фик, Final Fantasy 15