18:59 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Название: Mission for devils
Фандом: Devil May Cry, DMC: Devil May Cry
Автор: Oxxra
Размер: миди
Пейринг/Персонажи: Вергилий классики Данте классики, Кэт, Вергилий и Данте ребута, Мундус.
Категория: джен, юмор
Рейтинг: PG-13
Посвящение: моему вернувшемуся бро.
От автора: Убить короля демонов - достойная миссия для сына дьявола, жаль, что на это способен не каждый.
Я очень постараюсь, чтобы миссий было канонично 20, но не могу это обещать.

Mission for devils 0 - 8
Mission for devils 9 - 13
Mission 14, Secret Mission 1, Mission 15
Secret Mission 2 Участь хуже, чем смерть

Mission 16

Upcoming Storm

В ближайшие пять минут два человека и один нефилим стали свидетелями поистине потрясающего зрелища: один демон терся мордой, мягко прикусывал уши и кончик носа, облизывал щеки и губы, щекотал когтями под подбородком, тихо и низко ворчал, словом, всячески утешал второго. И даже человек, который день назад еще был нефилимом, не смотря на всю свою предубежденность, понял, что рычание не всегда означает агрессию.
Неуверенно взглянул на своего брата-обманщика: в конце концов, если демоны способны на такие чувства, то и они – тем более. К сожалению, взгляды братьев встретились, так что застигнутый врасплох Данте резко тряхнул головой и отвернулся, презрительно сморщившись.
Кэт, разумеется, суть вещей видеть не могла, но зато четко видела тоску на лице возлюбленного и зависть пополам с обидой на лице его брата, поэтому вскочила с места и, чуть не расплескав чай, взяла братьев за руки и соединила их ладони. Вышло только хуже: братья отшатнулись друг от друга с возмущением и неприязнью, и Кэт огорченно опустила голову, временно оставив попытки примирить семью. Подошла к шкафу и стала нервно перебирать переплеты.
А Данте, растерянно растирал запястье здоровой рукой: под повязкой отчаянно чесалось и болело при малейшем намеке на движение, и наблюдал за действиями демона с некоторым… смущением? Он почувствовал себя лишним потому, что это все настолько личное. А затем бросил еще один взгляд на мягкий, ласкающий язычок и понял, что не хочет быть лишним. Хочет чувствовать его на своем лице, а возможно, и не только. Быстро облизнул губы и пожалел, что вчера так скоропалительно ретировался. Интересно, какой он на ощупь? Змей Данте трогать еще не доводилось, как и крокодилов. Да даже самую завалявшуюся рыбку не трогал, хотя у брата и обитал на редкость упитанный экземпляр. И Данте вдруг пожалел, что вчера проявил чудеса акробатики и ретировался из спальни: все могло бы быть…
Некстати вспомнились сизые гирлянды кишок, свисающие с фонарных столбов. Возможно, пригласить его на танец будет не такой уж безопасной затеей. Хорошо: он любил все острое. Практически все, – и человек еще раз потер кисть, надеясь унять зуд.
Тем временем полудемон наконец-то отреагировал на энергичные усилия старшего и фыркнул, показывая, что мир стал лучше.
Кэт, отвернувшись от полок, взглянула на вчерашний плед из машины и вспомнила, о чем хотела попросить.
– Вергилий?
К ней синхронно повернулись оба.
– Покажи, пожалуйста, как ты летаешь, я никогда не видела, как летают крокодилы.
В лице так же изменились оба, причем бесценно было не выражение лица демона, который тоже, кстати, раньше не видел, как крокодилы летают, а выражение лица нефилима: "Кэт?! НЕЕТ!".



Второй полудемон рассмеялся и глупо смеялся до тех пор, пока старший брат со спокойным терпением не подошел к нему и не встряхнул легонько и не произнес.
- Данте, мы близнецы, и мы выглядим одинаково.
После чего тот разом прекратил веселиться...
Но Кэт не унялась:
– Нет, вы не выглядите одинаково! Если ты, – девушка указала на полудемона Вергилия, – похож на крокодила, то он - на вареного крокодила!
На лице нефилима вырисовался шок и смертный ужас, он понял, что всю их троицу сейчас похоронят.
Данте охренел от такого окончательно и триггерунлся, когтя воздух и пытаясь добраться до Кэт, но старший брат все еще держал его за плечи и очень внимательно рассматривал, как будто в первый раз.
- Почему на вареного, смертная?
- Потому что раки краснеют, когда их варят, и крокодилы, наверно, тоже. – Не очень уверенно предположила Кэт и смутилась.
– Я уже объяснял тебе зависимость между подобными факторами и фенотипом? Нулевая корреляция! И, прежде чем ты задашь вопрос, нет, смертная, мой младший брат не подвергался процессу варения.
– Пожалуй, единственный процесс, которому я не подвергался. – Пробурчал полудемон и еще раз дернулся на пробу, стараясь выбраться из захвата. – Все остальное мне все-таки пережить пришлось, включая суточную выдержку в подвале.
– Что ты там делал?! – подал голос человек.
– Прятался, – последовал незамедлительный ответ.
– От кого? – вытаращил глаза нефилим.
Старший брат наконец-то отпустил младшего и повернулся к вопрошающему во всем своем великолепии когтей, рогов и крыльев. Недобро прищурил спокойные беспощадные бирюзовые глаза, пустые, без зрачков и радужек, показательно зевнул, демонстрируя пасть с коническими зубами.
– От меня.
Нефилим оценил демонстрацию силы, сопоставил со своим дважды за этот день пробитым черепом и в словах демона не усомнился: этот мог, еще как.
– Я там не только выдерживался, но и на двери висел, – довольно припомнил невидимый из-за крыльев старшего Данте и лукаво улыбнулся. – Из-за того, что кое-кто её с другой стороны дергал и кричал всякие плохие вещи, которые, к сожалению, услышал Легендарный Темный Рыцарь Спарда, после чего кое-кто познакомился с не менее Легендарным Ремнём.
– А ты? – робко спросила Кэт, не очень уверенная, что действительно хочет это услышать.
– А он. – Предельно вежливым и тихим голосом, никак не вяжущимся со стиснутыми кулаками, сообщил полудемон, стегая из стороны в сторону синим хвостом. – Остался в подвале, где провел еще двадцать три часа и тридцать минут.
Человек бросил всполошенный взгляд на собственного брата, затем опять перевел на демона, пытаясь выискать малейшие признаки веселья: он же шутит.
Не может не…
Но демон все так же холодно улыбался, а брат невидяще смотрел в одну точку с непонятной тоской: не его же в подвале запирали! Вдруг страшная мысль заставила человека-Данте резко отвести взгляд: неужели он тоже?!
А нефилим как раз думал, что, лучше бы, его действительно в подвал загоняли. Все лучше, чем черная пустота на месте первых семи лет жизни.
Все что угодно лучше неизвестности.
– Рыб, – тихо напомнила Кэт, взглянув на часы, и нефилим подскочил: действительно, чуть не забыл покормить.
– Кто? – спросил Вергилий, провожая взглядом уходящего демоненка и на всякий случай положив ладонь на рукоять катаны.
– Рыб. Он питомец Вергилия, – начала было объяснять Кэт, но наткнулась на взгляд человека, который заговорщицки подмигнул и приложил палец к губам. – Его лучше просто увидеть.
А посмотреть, кстати, действительно было на что: стена одной из комнат представляла сплошной аквариум, в котором почти все пространство занимала огромная туша странного существа с карикатурно маленькими, глубоко посаженными глазами и несоразмерно огромной пастью с загнутыми внутрь зубами. О том, что создание реально и живо, свидетельствовали только легкие, вальяжные движения плавников.
– Левиафан, – выдохнул Данте, рефлекторно отращивая защитную броню и вставая между деткой и раненым и опасным аквариумом.
Вергилий, который всегда предпочитал защите нападение, одним взмахом Ямато срезал верхнюю стенку аквариума, подсек и с громким плеском вытащил тушу на ковер, не обращая внимания на крики парня с коробкой рыбьего корма в руках.
– Нет, только малек. Пасть маловата.
Кэт сглотнула: пасть Рыба, любимца Вергилия, всегда её немного пугала, вызывая ассоциации с пираньями.
– Он тоже демон? – растерянно уточнила девушка.
– Я всегда знал, что с ним что-то не так. – Самодовольно сообщил только что нагнавший основную группу и слегка задыхающийся человек, на лбу которого блестели бисеринки пота.
– Ты говорил, что он умер! – с возмущением отозвалась девушка. – Прибежал и напугал меня, сказав, что Рыб умер.
– Он целую минуту не шевелился, что я должен был подумать?! – хмыкнул бывший нефилим.
Тем временем, пришедший в себя полудемон Данте овладел ситуацией: подошел к поверженному демону и, используя дуло пистолета, как рычаг, разжал зубы. Убеждая себя, что нисколько не боится, посмотрел в раскрытую пасть на пару мгновений больше необходимого и криво ухмыльнулся.
– Действительно, маловата. В рот нашему Левиафану спокойно заехал школьный автобус.
– Школьный автобус? – непонимающе моргнул нефилим, не замечая, что освободившийся от братьев-полудемонов Рыб пополз, оставляя мокрые разводы на ковре, робко проскользнул к нему за спину и там старательно спрятал свое жирное тело.
– Да, такой желтый, – слегка кивнул головой полудемон, не спуская глаз с неловких барахтаний жертвы. – Со школьниками внутри, которые совершили незапланированную экскурсию по его обширным чревоугодьям и оказались в желудке, полном кислоты и внутренних жителей. Мы ничего не могли сделать, друзья погибли. Несчастный случай…
– Эй, вообще-то погибли мои друзья, – жестко прервал его младший брат, – мои, не твои. У тебя не было друзей, так ведь ты сказал?
– Несчастный случай, – словно не слыша брата, повторил Вергилий.
– Вы там были? – с интересом спросил Данте, тоже имевший опыт путешествия в чреве демона.
– Что с вами случилось? – почти одновременно поежилась Кэт.
– А что с нами могло случиться, смертная? – вопросом на вопрос ответил Вергилий и нехорошо улыбнулся. – Много кислоты и парочка проглоченных гордынь. А вот с автобусом всякое случилось, хотя Левиафан и проглотил его одним глотком, не разжевывая. И с людьми… автобус не был герметичным. Мы с братом остались единственными детьми в городе. Просто несчастный случай, в котором мы ничего не могли поделать. Были бы старше и сильнее, тогда – возможно. Но история не терпит сослагательного наклонения.
– Старше? – нахмурился Данте, машинально растирая запястье раненой руки и привалившись плечом к косяку, – сколько вам было?
– Шесть? – обратился Вергилий к своему брату, вспоминая.
– Семь, – покачал головой тот. – У меня уже был скейт.
– Семь, – кивнул головой старший полудемон. – Несчастный случай, мы сделали все, что могли: все внутренние стенки демона были покрыты кислотой.
– Бедняга мучился гастритом, – сострил Данте.
– И что вы… вы сделали? – тихо спросил человек, который помнил себя самого в семь лет.
– Вскарабкались наверх и надавили на корень языка, – удовлетворил его любопытство полудемон. – Работает не только на людях, но и на демонах. Левиафан вытошнил автобус… и то, что в нем осталось.
– А что вы планируете делать с Рыбом? Он же не тот самый…
– Определенно нет, – коротко кивнул демон, – если только не подвержен пренебрежимому старению. Но меня больше интересует, как же видящий «суть вещей» не заметил, что у него в аквариуме демон сидит.
Слишком занятый поднятием огромной туши и водворением её обратно в родную стихию, нефилим не обернулся.
– Я вижу суть вещей. Вижу зло во всем и в каждом. Буквально, в каждом. Так мир кривой, или зеркало? Что, я должен оставлять за собой пустое место?!
Полудемон, который всю свою жизнь именно так и делал, только слегка улыбнулся, нечувствительный к сарказму, и согласно моргнул: «А что еще ты планировал делать?».
А Данте, который обычно всю свою жизнь волочился за братом, резком шагом подошел к аквариуму, чтобы (заглянуть в лицо нефилиму) проверить температуру воды в аквариуме и глупо пошутить.
– Теплая вода… практически джакузи. Я бы тоже не вылезал.
Старший брат представил, бросил на младшего всполошенный взгляд и решил, что с уничтожением короля демонов затягивать нельзя ни в коем случае.
Решительно взял под мокрый локоть главу Ордена (тот, помня о пробитой голове, сопротивляться и не подумал) и оттащил в сторону библиотеки. Скинув до противного аморфный и безвольный груз в кресло, запер дверь и встал над нефилимом, все еще находясь в слабой и презренной человеческой форме, но, при этом, скрестив руки на животе так, чтобы пальцы каждой из кистей как бы невзначай касались рукоятей привязанных ленточками за ножны мечей.
А тот переводил взгляд со вспыхивающих на оружии электрических искорок на отливающие холодным злым светом глаза, и, казалось, все понимал.
– Неправильные пчёлы продолжают лучше всех делать неправильный мёд. И кажется, что я – просто ошибка. Всегда проигрывал, раз за разом. Всегда в тени, всегда второй сорт. Возможно, я создан только для того, чтобы проигрывать брату.
– Последыши в семье часто рождаются слабыми, что приводит к специфической динамике взаимодействия…
– Прекрати. Я не знаю, кто из нас младший, все, что есть – осколки снов, смутные, плохие… и меняющиеся с каждым дивным новым днем. Новое утро – новая версия первых семи лет жизни, и каждый день – страх проснуться и осознать, что «двоиться» начали и более поздние воспоминания. Уверенность? О, разумеется, четкое знание, простое и страшное, наполненное отталкивающей правотой, которую только монстры осмеливаются высказать вслух: себе верить нельзя. Все. Больше ни в чем нельзя быть уверенным.
– Что случилось с твоей памятью? – не то, чтобы полудемона это действительно интересовало, но визави нуждался в чужом внимании.
– Автокатастрофа! – с отвращением воскликнул нефилим и устало откинулся на спинку кресла. – В действительности… не знаю. На месте первых семи лет жизни – дыра, и я даже не знаю, почему это со мной сделали. За что. В тринадцать лет попытался разыскать могилу погибших «в автокатастрофе» родителей, благо, дата поступления в приют могла послужить отправной точкой. Но, вот незадача, в радиусе десяти миль не было ни одного крупного ДТП за целых две недели до дня икс. В этот день я понял, что что-то не так, мир не такой, каким кажется, каким его стараются представить лжецы вокруг. И начал снимать шелуху со всей этой чуши, чтобы вытащить наружу правду. Впрочем, – нефилим поежился, – достаточно быстро обнаружил, какой может быть правда в этом не похожем на сказку мире демонов и научился её изменять. Исследуя новообретённые способности, провалился в Ад, и понял, что не могу вернуться обратно. Кричал и звал на помощь, вставал прямо перед людьми, которые беспечно через меня проходили, словно всю жизнь только это и делали. Думал, что мертв. Думал, что схожу с ума. Попутно изменял мир, делая его местом, в котором можно жить, чувствовал все меньшее и меньшее сопротивление воздуха, подозревал, что истаиваю и становлюсь светом. Через три месяца потерянный город засиял первозданной чистотой красок… а я не встретил сопротивления, попытавшись вернуться в родной мир. Только создавать трещины. Только в Ад. И следуй своей судьбе, как можешь, освобождай человечество, как сочтешь приемлемым. Ключом к спасению мира стал мой брат, более сильный и более устойчивый к собственному демону.
«Только туда, но не обратно?» – полудемон все еще не видел проблемы, по крайней мере, для себя.
– Твой человеческий брат? Но каким образом?.. – полудемона не интересовали ключи, да и миры не слишком, нет, это был чисто технический вопрос штепселя и розетки, в смысле, вопрос, каким образом недодемоненок без пробудившегося демона и стопроцентный человек оказались братьями, и Вергилий его спросил.
Нефилим замялся, но все же рассказал о Кэт и банке с очень особым зельем, которое могло превращать демона в человека. Полудемон вытаращил глаза, сглотнул, и сообщил, что смертная очень прикольная. Затем поинтересовался, почему смертная не делает данную смесь в пулях в промышленном масштабе.
Нефилим смутился еще больше, и тогда полудемон, фыркнув и отвернувшись от безвредного Вергилия, шагнул навстречу своей собственной судьбе, судьбе Великого Темного Рыцаря. И даже успел пройти по ней пару шагов, кстати: на выходе его уже ждали.
Ждали долго и самозабвенно, игнорируя и боль в раздробленной ноге и располосованной ладони: у Данте не осталось других способов защитить парня, который был ему небезразличен. Только разговоры: плохо, с ними у Данте все всегда было плохо: он предпочел посвятить себя дракам и сексу, но, к сожалению, сейчас физически не способен ни на первое, ни на второе. Остается только убеждать и надеяться, ведь правда на его стороне. И еще немного – молиться, ведь «брат» уже сделал первый шаг, а с манипулированием у него всегда все было лучше, и он сам и Кэт тому живые доказательства!
– Подожди! – и Данте неловко схватился за край рукава, отчасти желая привлечь внимание, отчасти – быть ближе и еще совсем немного – чтобы не потерять равновесия.
Вергилий, которого в очередной раз задержали на пути к становлению легендой, раздраженно скрипнул зубами и высвободил одежду, но наносить удар, даже ножнами, не стал: хватит с него двух переломов черепа, человеческий вид слишком хрупок… и не возвращается после смерти, в отличие от демонов.
– Что?
– О чем тебе рассказал мой «брат»? О ключах к спасению человечества? Меня тоже назвали братом и ключом к спасению человечества, затем я сломал ногу, а затем еще часов через шесть часов этот хитрый делец притащил еще два ключа как ни в чем не бывало и опять заливает про ключи к спасению человеческого рода.… Понимаешь, что таких вот избранных у этой сладкой парочки пучок на пятачок, и все "братья", да. Все "избранные" все "братья" и все "ключи"!
Вергилий слушал абсолютно отстраненно, не веря тому, что брат пошел против брата, одновременно прикидывая, что могло случиться между Кэт и этим демоном, и не заслужил ли тот несчастье.
– Не то чтоб я такой очень-очень добрый или очень-очень правильный, не то чтоб я всех демонов любил, но просто не могу наблюдать, как вы двое идете в ту же ловушку. – Закончил речь Данте и испытывающе посмотрел на демона. – Ты вообще слушаешь меня или как?!
Запах боли и поза цапли на одной ноге, и рука…
– Что с ладонью? – прищурился полудемон и мягко взял раненую конечность в руки, недоверчиво щурясь, словно не веря собственным ощущениям. – Стало хуже? Но почему?!
– Потому что я человек, нет? – по раздраженному тону полудемон понял, что и новоиспеченного человека эта странность тоже смущает. – Разве не в этом смысл быть человеком?
Полудемон благородно не стал усмехаться, только подозвал собственного брата и тихо объяснил тому, что этого смертного необходимо взять с собой и мягким жестом отмахнулся от возмущенных тезок: ни один из них не хотел быть ни чемоданом, ни носильщиком.
Меньше всего перед лицом одного незаконченного дела его интересовали чужие возражения, а сейчас Вергилию выдался поистине уникальный шанс проверить, все ли таланты отца унаследовал сын.
К сожалению, нет, и через пару минут Данте прибежал к последнему нефилиму и потребовал, чтобы тот спас насилуемую братом черно-белую зверушку. Тот тут же подхватился и помчался вслед за демоном, не на шутку испуганный: Кэт? Она не носила черное и белое… Брат? Белая майка и темный плащ с красными вставками… неужели его? Господи, нет! Пусть это просто будет еще один демон, пожалуйста! Просто еще один демон в аду, который смеялся над главой человеческого сопротивления и попался на зубы синему демону.
А демон, кстати, мрачный и рассерженный, не понимающий, почему вещи так не работают, кругами ходил вокруг жертвы, стегая себя хвостом по щиколоткам, и время от времени запуская коготь в самый обычный черно-белый рояль, который на каждую попытку Вергилия реагировал просто душераздирающей какафонией звуков.
Человек же, живой и здоровый, сидел в кресле, вытянув ногу, и страдальчески морщился при каждом новом прикосновении когтя к клавишам рояля. Впрочем, пытку он терпел молча, что было на него совсем не похоже, только смотрел, силясь понять поведение демона.
– Пожалуйста, спаси эту черно-белую зверушку, которую насилует мой брат, и, надеюсь, она перестанет так душераздирающе кричать, – со странным торжеством повторил Данте и насмешливо улыбнулся: «Съели? Да, рояль и никак иначе. А о чем подумали вы?»
Нефилим в этот момент ни о чем не думал, только тяжело привалившись к косяку, тяжело дышал, понимая, что брат избежал страшной опасности, которая была очень близка.
– Почему оно не работает?! – тем временем раздраженно прошипел демон и резко повернулся к пришедшим всем телом.
– Потому что ты не унаследовал от отца этого таланта, смирись, брат, – ответил Данте, одновременно уворачиваясь от пачки призванных мечей.
Демон в ответ только раздраженно фыркнул и отвернулся, предприняв очередную попытку. Рояль отозвался стоном мученика.
Нефилим предпринял было попытку обучить демона играть, но уже через десять минут отказался от такой мысли: демон был категорически непригоден к обучению. Ставил руки не туда и не так, путал порядок, и в конце концов выведенный из себя нефилим сообщил, что у него, похоже, десять членов на ладонях, иначе такой антиталант не объяснить.
– Одиннадцать, – невозмутимо поправил демон, оскалившись коническими клыками. – В таком случае, у меня одиннадцать членов.
– Они тебе не слишком помогут при встрече Императором демонов, – предостерегающе покачал головой глава Ордена и начал излагать свой план о новостях и заводе Вирилити
Где-то в середине монолога в помещение ввалилась бледная и растерянная Кэт, но на неё никто не обратил внимания: Вергилий как раз перешел к объяснению тонкостей контроля при помощи «Раптор-Ньюс». Увлеченный, полностью погруженный в себя, он не замечал, что демон уже с полминуты как отрицательно качал головой.

Mission 17

A Deal With The Emperor

Полудемон устало прикрыл веки и качал головой, сам того не замечая. Штурмовать новости? Взрывать завод газировки? Разве этот ублюдок может быть серьезен?! Но он был, слабый и жалкий и предельно серьезный «спаситель человечества», непогрешимый предводитель перед восхищенной паствой.
Похоже, что человечество получило именно такого предводителя, которого заслужило. И ни йотой лучше. И, похоже, что он получил именно такого противника, убить которого просто-напросто недостойно великого темного рыцаря.
– Смертная. – При первых низких звуках голоса Кэт дернулась. – Я вижу, что демоны тебя пугают, не отрицай этого. Который из? – и полудемон перевел взгляд с нефилима на человека, чуть задержавшись. – Имя, и я прикачу тебе под ноги его череп еще до того, как секундная стрелка сделает 5 кругов...
Приравненный к демонам нефилим дернулся и замер, открыв рот, а человек только возмущенно вскрикнул, но Вергилия интересовала только реакция Кэт. Разумеется, на честный и прямой ответ он не рассчитывал, только ожидал по её поведению понять, не один ли из этих демонов когда-то причинил ей жестокую обиду. Такую обиду, после которой только смерть всех демонов могла сделать мир лучше, а пожать руку тому, кто убил насильника, стало одной из самых важных вещей в жизни.
Что ж, судя по её реакции, ни один из, и это очень хорошо для их же собственного блага. Великий темный рыцарь отошел от рояля и, полностью расправив крылья, встал в полный рост, неуместный и дикий, совершенно чужой и чуждый уютной и тихой гостиной, и свет электрической люстры зажигал на его чешуе синий огонь.
– Достаточно разговоров.
Действительно, пора показать ублюдку, на что похож вкус абсолютной силы и где, как не на вершине дьявольской башни можно сделать? Едва заметно кивнув брату головой и взглядом указав на человека, чтобы тот не был случайно забыт в суматохе, темный рыцарь расправил крылья и, прихватив с собой отчаянно брыкающегося будущего ученика, отправился туда, где, бросая вызов безмолвному небу, Сильвер Сакс распростерла свои крылья. Швырнул на крышу (тот, пусть и перекатившись, все же смог подняться на ноги) и занялся пробуждением. Все еще безоружный, дезориентированный, пробуждаемый нефилим только и мог, что уворачиваться от ударов, стараясь свести схватку в ничью, что не слишком ему удавалось: на кистях появлялось все больше резаных ран, страшных не своей глубиной, но красноречием. Такие раны появляются, когда безоружный вскидывает руки, защищаясь от вооруженного убийцы.
Сказать, что проворные батосы и пафосы помчались разносить во все концы света весть об этой великой битве или, что каждый удар потрясал сами основы мироздания, было бы злостным преувеличением, но, тем не менее, некоторые из них были довольно-таки чувствительными. Достаточно чувствительными для того, чтобы с потолка сыпалась штукатурка и сыпалась прямо в кофе жителю пентхауса, который вначале даже не поверил тому что, ему, императору ада, кто-то посмеет мешать в обеденном аперитиве.
Поднялся на терассу и замер: залетный демон-гастролер раскатывал по его, его, черт побери, крыше самого разыскиваемого террориста во всем Лимбо. Встал поудобнее и машинально отхлебнул из чашки, тут же закашлявшись: известка не в то горло попала.
– По какому праву вы беспокоите вашего императора?!
– Мы пришли сюда биться за свободу человечества! – воспользовавшись передышкой в атаках синей твари, выкрикнул нефилим, немного наивно надеясь, что, действительно, они оба пришли сюда именно за этим.
– Свободу человечества?! – здание Сильвер Сакс затряслось, словно бы в нем взялись за работу исполинские мехи: смех одинаково сотрясал и жирное человеческое тело банкира и каменную громадину. – Вергилий, ты меня удивляешь. Разве у тебя плохие игрушки? А эта симпатичная маска в видео! Между прочим, Бобби подобрал отличное время для твоего выступления, прайм тайм!
– Что?! – Всего лишь несколько слов от Императора нашли цель быстрее, чем все предыдущие попытки полудемона по пробуждению: нефилим триггерунлся и с яростным воплем бросился на противника, стремясь разорвать голыми руками.
Полудемон стоял чуть в сторонке, наблюдая за битвой, и криво улыбался: неужели все было так просто?! Коротко кивнул появившемуся брату с человеком на руках (что, черт побери, их так задержало?!) и, приняв решение, поудобнее перехватил катану и сделал шаг к сражающимся.
Точнее, попытался: шагнул в пустоту и исчез вместе с куском пола, растянувшись на чем-то мягком прямо в середине пентаграммы. Пентаграммы, созданной с использованием его собственного, черт побери, имени! А прямо над ним, в дыре потолка, торчала голова младшего близнеца с бестолковым выражением на глупом лице. Приподнял голову на столько, на сколько позволили спутывающие заклинания, и увидел нижнюю половинку прикольной смертной: её верхняя половина почти целиком нырнула в огромный чемодан, что-то в нем раскладывая.
– Вергилий, мы должны бежать! – торопливые слова доносились прямо из недр чемодана. – Пожалуйста, прямо сейчас! Билеты уже у меня, мы спрячемся, нас потеряют из виду…
Полудемон несколько раз моргнул, выдохнул – выдох прозвучал особенно громко в наступившей тишине, не прерываемой даже звуками битвы – и очень аккуратно и тихо поинтересовался у смертной, не ошиблась ли та Вергилием. Облегченно выдохнул, увидев совершенно круглые глаза наконец-то оторвавшейся от внутренностей чемодана девушки, которая действительно ошиблась:
– Отпусти меня.
Тем временем Император Мундус воспользовался предоставленной ему передышкой и патетично предложил всем вместе подумать, достойно ли человечество свободы:
– Свобода! – и сложно было не почувствовать сарказм и отвращение, вложенные в это слово. – Как будто человечество сможет ей достойно распорядиться! Вергилий, ты оставил свою шлюху без внимания буквально на пятнадцать минут, и вот она уже пытается изнасиловать какого-то демона на моей кровати!
– Во-первых, не какого-то, а великого темного рыцаря, – строго поправил прижатый заклинанием призыва к кровати полудемон. – А, во-вторых, никто никого не насилует, у нас все добровольно, правда же, смертная?
Полностью поглощенная работой по деактивации пентаграммы Кэт только кивнула головой, что, на взгляд полностью вернувшего себе самообладание Вергилия было совсем недостаточно.
– Насиловать… меня? Смертная, ты же умаешься, – фыркнул полудемон, улыбнувшись во всю клыкастую пасть, и пошевелил плечом, выражая веселое изумление.
Кэт, которая наконец-то расслышала, что ей пытались сказать, отскочила от кровати и замерла в нерешительности, теперь не совсем уверенная, что освобождать этого демона такая уж хорошая идея.
Вергилий и сам понял, что чуть-чуть перегнул палку, но прекратить веселится не смог.
– Почему ты прекратила, смертная? Я не сказал тебе прекратить, я сказал, что ты умаешься! – воскликнул он и едва заметно подмигнул Кэт.
Душа поэта не выдержала: нефилим спрыгнул вниз. Полудемон еще успел пошутить про то, что ему помощь не нужна, он сам справится. Но тут же разом прекратил веселиться, сообразив, что если Кэт отсюда уведут (а с ублюдка станется), то он так и останется здесь прикованным к шелковым черным простыням императора ада новым Прометеем. Резко поднял крылья, прикрыв Кэт от тянущихся к ней рук, и вцепился в толстовку девушки мертвой хваткой.
Полудемон Данте повернулся спиной ко всем адским разборкам, удобно сел на край дыры, свесив вниз ноги, и стал следить за «перетягиванием» девушки с величайшими вниманием и заинтересованностью.
В общем, получилось так, что защищать свободу человечества перед лицом императора демонов остался один только раненый человек, который, собравшись с мужеством, произнес, что пришел сражаться за свободу человечества. И демон и башня рассмеялись во второй раз: что такое маленький и слабый даже не нефилим, храбро решивший бросить вызов и грозящий всему миру.
- Ты забавный. А сейчас ты умрешь.
– Хорошо, тогда давай драться, – хмуро кивнул Данте и оскалился: если получится столкнуть Мундуса в портал… что будет дальше?
К сожалению или к счастью, Данте этого не узнал: Кэт наконец-то справилась и с обоими Вергилиями и с ритуалом, и синий полудемон освободившись, грациозно взлетел наверх, смахнул с рукава несколько невидимых пылинок и встал между демоном и человеком.
– Почему ты обнажил меч против собственного вида? – непонимающе спросил Мундус, скорее удивленный, чем рассерженный.
– Великий темный рыцарь Вергилий, был нанят убить императора демонов за двести долларов. – Невозмутимо отрекомендовался полудемон, наслаждаясь зависшей в воздухе звенящей тишиной.
Двести долларов.
Убить императора ада…
И самого богатого банкира на планете.
И демон-башня рассмеялись в третий раз. В этот раз им ответили: к смеющимся присоединился и полудемон, словивший в ситуации очень много смешного: разумеется, нефилим оскорбил его своей уверенностью в том, что легенда покупается и… продается.
И поэтому смех застрял у полудемона в горле, когда Император предложил два миллиона.
Легенда не покупается. Легенда не продается. Как вообще может Император Ада попробовать откупиться?! Как он вообще мог подумать, что замах Ямато можно купить?!!
– Я согласен! – тут же воскликнул второй полудемон и резко вскочил со своего места, поняв, что сумма, достаточная на коттедж его мечты уже почти в руках. – I'm sold*!!! По два миллиона за каждого!

* I'm sold чаще используется как переносное, когда, скажем, тебе во всех красках что-то расписывают (план, товар, идею - не важно), и тебя это настолько захватывает, что ты на всё согласен, в своём роде. Т.е., да, это именно что-то вроде "я согласен на сделку", причём, если не сарказм, то это очень воодушевлённое "я согласен"(с) TheGrinningKitten


Вергилий с силой прижал руку к лицу: плохо, когда твой братик умер, но еще хуже, когда твой братик охуел. И едва успел отбить катаной удар, направленный на упавшего рядом бывшего человека.
– Подожди, брат, тут надо кое о чем подумать, – с нажимом сказал старший, встретившись взглядом с совершенно безумными, одурманенными жадностью глазами младшего.
– О чем тут думать?! Нам хватит на коттедж, слышишь меня?! Думаешь, что вечные убийства и таскания по городам мне нравятся?! Ничего подобного! Не хочу так жить! Всего два убийства, и мы станем нормальными, Вергилий!
– Два убийства, чтобы стать нормальными. Данте, ты себя слышишь? Интересно, сколько трупов можно заложить в фундамент строящегося нового дома, чтобы потом в нем не начало пованивать?
– Наши души опять в разладе, верно? – младший брат уже сорвался на крик. – Кто мы, брат? Демоны? Люди? Я убиваю минимум раз в два дня представителя своего вида. Всегда – демона, но почему бы не убить человека? Где, в сущности, разница?! Всего два убийства, ничего нового. Всего два убийства, и мы убьем ровно столько раз, чтобы можно было можно не убивать. Нормальная жизнь: чистая скатерть, еда за столом, больше никаких демонов, зато можно играть на гитаре и заниматься серфингом.
– Серфингом… – эхом отозвался Вергилий, стараясь не думать о том, что его младший, похоже, так и не научился отличать хорошее от плохого. – Брат, как думаешь, что с тобой сделает отец, когда вернется и узнает, что ты служишь императору ада?
Данте честно задумался и помрачнел, причем, чем больше думал, тем больше мрачнел. Затем подскочил к упавшему человеку и резко поднял на ноги (тот зашипел от боли и дернулся), затем, критически оглядев дело рук своих, быстро отряхнул порядком поношенную одежду и повернулся к брату.
– Не говори ему, ладно?
– О чем, брат? – беззаботно улыбнулся довольный синий полудемон и пожал плечами. – Кстати, о нашей небольшой проблеме, – Ямато указала на Мундуса. – Летс рок?

Начать миссию заново?
Да?
Задыхаясь от резкого рывка, Мундус очнулся и тупо посмотрел на летящие в горячий кофе белые хлопья с трясущегося потолка. Вдохнул. Выдохнул. Забаррикадировал дверь на терассу и залез обратно на двуспальную кровать, задернув за собой балдахин. Император четко знал, что в некоторые дни из постели лучше не вылезать. Звуки борьбы вскоре исчезли, затем по спальне прошел сквозняк, всколыхнув тяжелую накидку и холодя кожу – кто-то бесшумный вошел в комнату.
– Ты император Ада?
Все, что мог выдавить из себя Кайл, это слабое «нет». И, сделав титаническое усилие, жалкое «там». На какую-то секунду все замерло, затем кисти бахромы на портьерах вновь исполнили едва уловимый танец. Незваный гость, дьявол, не нуждающийся в приглашении, ушел. Через пару минут он найдет портал и уйдет, чтобы никогда не вернуться.

GAME OVER



Нет
Продолжение следует…


Mission 18

Fight With The Emperor NEW!!!

Мундус еще попытался этой странной синей штуке объяснить, что у той нет права на ритуальный вызов, он ведь даже не демон, нет, Вергилий потерял право называться демоном так как добровольно отказался от своей демоничности.
В принципе, ничего нового: Вергилий всегда знал, что потерял это право еще в восемь лет, но обрел кое-что большее взамен: Великий темный рыцарь Вергилий, вышел он как победоносный, и чтобы победить*. С одной стороны демоны, которые друг друга не убивают, просто-напросто не способны убивать и умирать, бессмертные демоны. И, с другой стороны, маленький и слабый даже не демоненок с до смешного короткой жизнью, способный принести смерть в мир бессмертных, тех, что видели, как этот мир зарождается, и увидели бы, как он погибает, если бы полудемон Вергилий не убил их.
– Все знают, что демоны бессмертны. Но не каждый день. Не сегодня. Некоторые дни особые. Некоторые дни такие, такие благословлённые. В некоторые дни, никто из них вообще не выживет. Очень редко, однажды за долгий срок, в один день из миллиона, когда ветер дует в спину, и великий темный рыцарь приходит на зов, не выживет ни один демон.
Расправившись с императором, Вергилий, возвышенный, гордый и чуть-чуть утомленный, попирающий ногой поверженную тушу и до смешного довольный собой, наконец-то нашел время оглядеться.
Перепуганная смертная жалась к своему Вергилию, но смерть Кайла Райдера волновала её гораздо меньше, чем разрезы на синих перчатках. Перехватив тяжелый взгляд полудемона, девушка отметила, что оба клинка все еще у него: одна Ямато с удобством вросла в тело, расположившись в естественных природных ножнах на руке, вторая же, не желающая подчиняться, свободно болталась, привязанная за шип. Долгий, полный, полный обиды и разочарования взгляд: «почему?».
Все, что он мог, повернуться спиной к немому вопросу: прямо сейчас ответов не было.
– Пробужденный демон – это благо, стоящее нескольких царапин на ладонях, кстати, уже подживших.
Раны, кстати, действительно уже затянулись, что подтвердили удивленно-восторженные возгласы смертной и еще большее удивленные – самого нефилима. Под прорехами в латексе чистая и здоровая кожа, опутанная картой черных трещин-дорог, и великому темному рыцарю нет нужды оглядываться, чтобы убедится в своей правоте: демона за спиной он чувствовал не хуже, чем собственные крылья.
– Как рука? – спросил Вергилий у человека, но тот только покачал головой и сказал, что не просил помощи, рассматривая синее чудовище с недоверием и растерянностью.
Никакого восторга. Никакой благодарности. Глупо было забыть, что дитя демона и человека одинок в своем истинном облике.
Стоящий посреди разрушенного здания и вглядывающийся в занимающиеся искры пожаров и руины разрушенных зданий великий темный рыцарь Вергилий медленно втянул демона в себя и пожал уже человеческими плечами. Он изначально знал, что город обречен, стал обречен, когда в него впервые ступили великий темный рыцарь Вергилий и великий темный рыцарь Данте.....
– Мы сделали это! Мы спасли мир! – неверие, восхищение и радость посреди развернувшегося апокалипсиса. – В воздухе пахнет революцией.
«Спасли мир" – полудемона Вергилия передернуло. Надо же… жутко кричать такое посреди разрушенного, обезображенного огнем города... А потом он очень внезапно понял, что под "мы спасли мир" нефилим имеет в виду только себя. Он спас мир, он припряг правильные силы, это его и только его заслуга, а вот этот вот огромный трехметровый синий демон, который всех тут убил, "был просто полезен".
Вот так вот, он "был просто полезен", но при этом еще и "был грязным отвратительным демоническим ублюдком".
Расчистил поляну, а миром станут править нефилимы в лице их последнего представителя. И у гордого полудемона даже не возникло вопросов, почему нефилимы вымерли.
– Мы… мы действительно сделали это? Убили Императора демонов?– несмело спросила Кэт. – Не думала, что доживу до этого дня.
Полудемон Вергилий конечно не любил разочаровывать глупых маленьких смертных, но иногда у него просто не было выбора.
– Не императора, смертная. Это был не император.
– Что?! – подскочила девушка, - но…
– Пойдем, я покажу тебе императора.
На самом деле нет, Кэт не хотела это увидеть, но Вергилий все равно подтащил её к порталу и окунул в него головой по пояс. Затем окунулся рядом сам.
Человек подумал, что это все похоже на сценку из старых романтических комедий, когда занавес опускается, чтобы прикрыть целующуюся влюбленную парочку. Импульсивно захотел столкнуть в ад обоих разом, сдержался и развернулся: его ждал долгий путь… Император мертв, а человечество свободно, и это имеет ценность само по себе, не зависимо от того, какой вред был причинен ему самому в частности.
Сама же Кэт, как ни странно, ни о чем подобном не думала, внезапно и без всякого предупреждения почти оказавшись в тронном зале, прямо над исполинским пьедесталом, перед которым ведьмы исполняли дикий кровавый танец, а на нем клубилось, щелкало, скрежетало и принимало отвратительнейшие формы беспредельное, вечное и чувствующее зло.
Отпрянула, с неимоверным усилием вынырнула в свой, разрушенный и такой уютный и дружественный мир.
Вынырнувший вместе с ней полудемон коротко кивнул головой
– Вот так выглядит настоящий Император Ада, смертная! – И, кстати, одержать над ним победу все еще входило в планы одного полудемона.
Треск раздираемой плоти. Оставленный без внимания младший брат нашел, чем занять себя: распорол фальшивому императору брюхо и почти целиком влез в зияющую рану, забрызганный кровью и с блаженным выражением на клыкастой морде: что бы Данте не говорил, но демоны нравились ему ничуть не меньше пиццы.
– Никто за сегодняшний день не озаботился перекусом? – с легким удивлением спросил Вергилий, чувствуя, что изрядно проголодался. – Что ж, смертная, тебе выпал уникальный шанс посмотреть, как питаются демоны.
Затем ловко ухватил брата за торчащий скользкий хвост и вытащил на свет божий мокрого и липкого, целиком вывалявшегося во внутренностях и невероятно счастливого.
– Наелся?
– На этот день – да, – задорно оскалился Данте.
– Ступай в ванну, – коротко распорядился Вергилий.
Разумеется, братец не сумел удержаться от глупой выходки напоследок: поднял окровавленные ладони и мягко, почти нежно приложил их к губам старшего брата, оставив на человеческом лице кровавый след когтистой пятерни. Совершенно бесстрастном лице, которое отражало только безграничное терпение: другого подобная глупость была недостойна.
Почти машинально полудемон облизнул губы. Затем пальцами стел быстро свертывающуюся кровь, понюхал, не удержался и облизал пальцы. Вкусно.
– Теперь ты знаешь, смертная, почему после еды демонам необходимо сполоснуться.
Все это было не тем, что хотела бы знать Кэт.
Разумеется, Данте хотелось подойти ближе и помочь полудемону, ласкать его и целовать. Но тяжело сделать первый шаг, когда нога переломана.
И еще тяжелее сделать первый шаг, когда потенциальный партнер не выражает ни малейшей готовности. А Вергилий не выражал. Более того, сейчас его захватил сложный, почти философский вопрос: бесполезный и безвредный ублюдок перешел к панорамному окну, однако демон все еще чувствовался у постели.
Непосредственно в ней.
Проткнутая Ямато черная подушка и простыня невозмутимо и с полным достоинства видом материализовались в черную фигуру, которая демонстративно зевнула, словно желая оскорбить, и сообщила Вергилию, что, когда демон делает так, его надо покрывать, а не палить контору.
Вергилий, в свою очередь, с удивлением спросил, что Дарки делал в постели даже не императора демонов.
Дарки мог только пожать своими тентаклями:
– На звание императора, кстати, Кайл Радер, самонареченный Мундус, вполне претендовать мог. Но вот на звание бога… Вергилий, ты знаешь, что отличает бога демонов от императора?
Полудемон бросил долгий взгляд вначале на распростертое тело с выеденной братом сердцевиной, затем – на открывающуюся за окном панораму. Лицо приобрело отчетливо задумчивое выражение: город странных антропоморфных демонов, сумевших сосуществовать вместе с людьми и их не менее странный, чертовски человечный демон-предводитель.
– История начинается с того, что весьма небольшая группа демонов под предводительством не слишком сильного, но предприимчивого демона-лидера откалывается от остальных королей и прорывается в Лимбо. Этот предприимчивый демон берет себе имя и провозглашает себя императором. Вот только у новоявленного императора демонов маловато подданных, с ним Ад покинули его родной брат с рогами и тентаклями; две рыбы-перерстка Хеллфайр и Флегетон; суккуба и болтун Боб Барбас. Целых пять подданных! Но рыбы-переростки это все-таки рыбы-переростки, суккуба мало того, что женщина, так еще и к инвалидной кровати прикована, а Боб Барбас даром что самый хэви из всех шестерых включая новоявленного императора, хочет только болта… работу бога делать. И Мундус наращивает свой адский двор, так как короля делает свита. В его свиту входят разнообразные развращенные под влиянием демонической энергии люди: философ, готовый за то, чтобы взглянуть на тайны мироздания, пожертвовать глазом и одной половинкой мозга, заменив их на окуляр; модель, не довольная ни своим весом ни своей кожей, сменившая их на чужие и ставшая внутри больше, чем снаружи; охотник, которого страсть к убийству наградила черной колючей шерстью и провалом щели на месте бывшего носа. Так же немалое количество материалов абортов обретает крылья в насмешку над амурами. Батосы? Пафосы? Еще люди, оказавшиеся в долговой яме. Для того чтобы по венам будущего наблюдателя заструился густой черный сок Лимбо, достаточно выпить немного фирменного коктейля, которым, я слышал, угощают совершенно бесплатно. – Дарки выдержал ощутимую паузу, и закончил мысль. – Прежде, чем стать богом, необходимо создать демона. Но для того, чтобы стать императором, достаточно подчинить подданных.
Полудемон задумался, как можно назвать того, кто способен уничтожить демонов, но затем, поняв бесполезность своих мыслей, улыбнулся: ему вполне нравилось и подходило собственное имя.
– Их можно было спасти? – вскинула голову Кэт, которая до сих помнила крики съеденных Хеллфайром заживо.
Данте стало стыдно. Обоим. Одному за то, что вопрос пришел в голову не ему, второму – за чужую наивность: у некоторых сказок просто не может быть хорошего конца.
Молчание было вполне исчерпывающим ответом: спасение уже пострадавших никогда не было в планах ни одного из присутствующих. Оно даже не рассматривалось.
Просто-напросто, это никого не интересовало.
И поэтому демон довольно зевнул и потянулся, сгустив за собой темноту, и поинтересовался у полудемона Вергилия, действительно ли тот родился с этим именем.
Тот, сочтя, что отвечать на такие вопросы, ниже его достоинства, положил ладони на рукояти катан.
Дарки тут же все понял и примиряющее поднял конечности, извинился, и исправился, уточнив, что никак второй отзвук разобрать не может и хотел бы актуализировать символ.
Великий темный рыцарь даже чуть-чуть от такого опешил: его имя, имя-сущность, истинное имя демона, вполне осознанно меняемое на «Сила» с восьми лет, было почти закончено. Разозлился и тут же понял, что в его злости есть что-то от чувств маленького ребенка, который злится, что в нарисованными им палке-палке-огурчике не опознали портрет в полный рост и спокойно сообщил, что сейчас его имя должно читаться, как «абсолютная сила».


* Откровение святого Иоанна Богослова. Глава 6:2

запись создана: 12.11.2016 в 22:09

@темы: Мое творчество, Арты, Mission for devils, May Devil Cry ?

URL
Комментарии
2016-11-15 в 14:07 

Son of Sparda
I love aroma of coffee and cigarettes in the mornings. And napalm in the evenings.
Я очень постараюсь, чтобы миссий было канонично 20, но не могу это обещать.
Если их будет больше еще лучше.

И Данте вдруг пожалел, что вчера проявил чудеса акробатики и ретировался из спальни: все могло бы быть… Где и что я упустил?
Про рояль великий облом, но мысли другой зверушки все компенсировали) Понравилась миссия, но мне показалось очень маленькой, еще хочу)

2016-11-15 в 18:29 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Son of Sparda, Если их будет больше еще лучше.
посмотрим,у меня есть план, но я неу верена, справлюсь ли

Где и что я упустил?
Mission 14
About Humans And Demons
Верг классики и его Летс Фак)))
Как классик свой летс фак провозгласил, так все побежали врассыпную, Кэт, конечно, лидировала, но и в ногу раненный несся на всех порах и даже Данте классики обогнал хД

Про рояль великий облом
сорри

но мысли другой зверушки все компенсировали)
мур?) а что особенно зашло из всех мыслей?
Просто вот меня лично очень порадовал момент,

Полудемон благородно не стал усмехаться, только подозвал собственного брата и тихо объяснил тому, что этого смертного необходимо взять с собой и мягким жестом отмахнулся от возмущенных тезок: ни один из них не хотел быть ни чемоданом, ни носильщиком.

когда Верг классик начал проявлять благородство, потому что да, действительно поступил достойно легендарного и благородного рыцаря + бонусом вообще занялся проблемой человека ребутного, пытается ему помочь хД

URL
2016-11-15 в 21:22 

Son of Sparda
I love aroma of coffee and cigarettes in the mornings. And napalm in the evenings.
Oxxra,
Верг классики и его Летс Фак))) А это, а то я уже что-то другое напредставлял)

Понравились его мыслишки в самом начале, третий абзац.

бонусом вообще занялся проблемой человека ребутного, пытается ему помочь
Я уж не ожидал, что он начнет пытаться играть на рояле. Что у него в голове происходит))

2016-11-15 в 22:27 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Son of Sparda, А это, а то я уже что-то другое напредставлял)
именно это, и ситуация бы развивалась иначе, если бы кто-то сказал "да" на его призыв хДДД
Но все в ужасе разбежались (спасибо, что из окон не повыпрыгивали, у меня почти в каждой миссии за кулисами кэт пытается из окна впрыгнуть (первый этаж) и уйти билеты покупать на северный полюс)....
и верг классики обиделся.
и задел его не отказ и не что-то еще, просто великому темному рыцарю отказали в наличии разума, повели себя с ним, как с обычным демоном. печалька.


Понравились его мыслишки в самом начале, третий абзац.
аааа, реакция на эротическое шоу, которое классик со своим младшим братом устроил?

Я уж не ожидал, что он начнет пытаться играть на рояле.
а он взял и начал, ибо внезапность самое мощное оружие хД

Что у него в голове происходит))
Верг немного опасается, так как он в конце своего жизненного пути. Разумеется, все смог всех победил все такое, последний шаг, и все.
Верг полностью в себе уверен и не беспокоится, ему просто немного грустно и самую каплю не по себе и поэтому он решает немного побыть на достигнутой позиции и не лезть сразу на императора демонов, он не сачкует и не уклоняется от своей миссии, в отличие от некоторых, просто он закончил дорогу, по которой так долго шел и хочет постоять и чуть отдышаться, посидеть на ступеньках дома, к которому столько шел
И вот возможность попытаться сыграть на рояле...
не то чтобы сыграть для Верга так важно, вовсе нет, но, видимо, меланхолия ребутного заразна хД
И Верг решил попытаться сыграть, так как следующий пункт уточнить у кэт одну мелочь, и время выпила императора демонов настало.

URL
2016-11-15 в 23:04 

Son of Sparda
I love aroma of coffee and cigarettes in the mornings. And napalm in the evenings.
Oxxra,
если бы кто-то сказал "да" на его призыв хДДД
Сам виноват, не стоило именно так предлагать. Понятное дело все разбежались.)

аааа, реакция на эротическое шоу, которое классик со своим младшим братом устроил?
Именно.
Хоть какие то намеки на его интерес и мысли вообще.

Мм, тогда понятно.

2016-11-15 в 23:35 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Son of Sparda, Сам виноват, не стоило именно так предлагать. Понятное дело все разбежались.)

да-да, именно так, со стороны окружающих все очевидно!

Но ведь и со стороны Верга тоже!
Привели к огромной двуспальной кровати всем скопом и встали...
У Верга классики сразу ассоциации с жертвенными алтарями и ритуальным сексом.
И вот не то, чтобы он собирался этим заниматься, но почему нет, сама идея нравится. И товарищ принял наиболее пригодный для групповушки облик и полез на кровать, расправив крылья, мол, да начнется секс!

и опять же окружающим дофига повезло, что Верг воспринял ситуацию благосклонно, вон, таксист тоже пытался Верга к любви склонить, так все, нет больше в миссиях таксиста

люблю сложные и неоднозначные отношения верга с окружающими и его социальные промахи


Хоть какие то намеки на его интерес и мысли вообще.
он еще будет дальше. но да, его линия не центарльная и его левел-ап и филосовские метания над смыслом слова "человек" скорее намеками и выводами, но не метаниями.
громче всех по миссиям мечется ребутный верг и кричит и всем лжет и манипулирует
окружающие испытывают смешанные чувства вплоть до отвращения


Мм, тогда понятно.
Верг и сам был не вполне готов к тому, что конец окажется так близко, вот он, его бой с императором ада! А он еще даже не попробовал сыграть на рояле...
У Верга осталось 3 дела, сыграть на рояле, вернуть демона этому человеку (ибо у самого Верга такого шанса нет и не будет) и немного позаботиться о той, которая так и не стала его младшей сестренкой и чертовски напоминает Еву.
Все. И это, Данте ребута дофига повезло попасть в этот список. Я серьезно, вот просто дофига.

URL
2016-11-20 в 21:57 

Son of Sparda
I love aroma of coffee and cigarettes in the mornings. And napalm in the evenings.
плохо, когда твой братик умер, но еще хуже, когда твой братик охуел - надо запомнить.
А, во-вторых, никто никого не насилует, у нас все добровольно, правда же, смертная?
– Насиловать… меня? Смертная, ты же умаешься,
Сдаюсь, с Кэт было действительно весело))

– Великий темный рыцарь Вергилий, был нанят убить императора демонов за двести долларов. – Невозмутимо отрекомендовался полудемон, наслаждаясь зависшей в воздухе звенящей тишиной.
И поэтому смех застрял у полудемона в горле, когда Император предложил два миллиона. - убило)

Бедняга Данте, его желания о нормальной жизни уже фанатичными стали.
С любопытством жду развязки)

Персонажи очень многогранные в твоих миссиях, но много недосказанного- это останется на десерт или...?

2016-11-20 в 22:41 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Son of Sparda, надо запомнить.
у них там еще много будет таких отсылок к канону, Данте еще свою кулстори про любимого брата расскажет и свои отношения с богом.

Сдаюсь, с Кэт было действительно весело))
вот именно, зачем её убивать, она и так полезная!

И да, в другом варианте текст звучал так.
- Смертная, я тоже знаю о том, что, когда сын демона и человеческая девушка встречаются, один другую привязывает к жертвенной пентаграмме и насилует, но, вообще-то СЫН ДЕМОНА ЗДЕСЬ Я, так что убери, пожалуйста, страпон и отвяжи меня.
(Вергу классики прямо физически неудобно напоминать, что сын демона тут именно он, а то Кэт в неподходящий момент об этом забывает и выходит неловко)

в еще одной версии текста Верг бы вычистил всю адскую башню Мундуса заранее...
а потом, привязанный и пойманный, с возмущением бы спрашивал у Кэт, какого такого демона она насилует и где она его взяла, если он лично всю башню зачистил. И вообще, даже если Кэт и бывает скучно с её постоянным партнером-нефилимом, сейчас ей в любом случае должно быть весело, так как верг классики рядом они, вообще-то, выносят императора ада. И что со стороны Кэт в высшей степени безответственно было принести на такое важное мероприятие своего демона, чтобы его там насиловать.

- убило)
да-да, Верг же еще в 9 ой миссии хотел расставить точки над й и объяснить, что императора ада он вынесет только во имя своего предназначения а денег до сих пор в глаза не видел
Но его тогда Данте классики перебил, и Верг решил этот вопрос выяснить позже. И да, ему там считай император пощечину влепил, решив, что да, это продается.



Бедняга Данте, его желания о нормальной жизни уже фанатичными стали.
ага. И вот вылез тот самый подарочек под названием "няшный и сугубо положительный перс, доживший до 20 лет и 20 тонн в триггере, но так и не научившийся отличать добро от зла"
Потому что Данте реально не видит разницы, кого убивать, людей или демонов. И не понимает, почему брат артачится, у них сейчас же уплывает из рук коттедж!
И что самое печальное... то, как Данте ставит вопрос... строго говоря, и сам Верг разницы не видит. Он стал совершеннолетним по человеческим меркам в 6 лет (в 6 лет Верг классики убил своего первого взрослого челвоека). И это, вот стоят эти два чудовища, два военных корабля, которые свое я потеряли и не помнят, куда плыть (как в той старой песне поется)... мне страшно

Персонажи очень многогранные в твоих миссиях, но много недосказанного- это останется на десерт или...?
мурррр) спрашивай, буду рассказывать

Оно как бы сказать, часть на десерт, часть совсем потеряна (из-за того что классик резко взялся за дело и для него самого и для меня как автора)... а часть так и остались в недосказках, как отношения Верга классики и Данте ребута. Они не бегают с плакатами ай лов ю и не целуются взасос, просто равнодушие взрослого демона пробито и появилась забота.

URL
2016-11-20 в 23:20 

Son of Sparda
I love aroma of coffee and cigarettes in the mornings. And napalm in the evenings.
Oxxra,
вот именно, зачем её убивать, она и так полезная!
Скорей забавная)

мне страшно
Мне как раз это нравится. Да, оно как то жутковато, но есть в этом свое очарование. Желание собственного дома, белых скатертей, а в итоге кровь, трупы и кошки на него шипят. А он все равно не понимает. Поэтому я не удивился, когда Данте на полном серьезе загорелся коттеджем в обмен на жизнь человека.

Не хватает моментов, когда персонажи думают о чем-то. Как тогда Данте в машине. Но это лично мне не хватает, потому как без этого трудно понять, что у кого на уме.
Пишешь миссии дабы рассказать недосказанное в Перекрестке, а в итоге все равно недосказанное остается))) Солнц, вдохновения тебе и не теряй части.

Они не бегают с плакатами ай лов ю и не целуются взасос, просто равнодушие взрослого демона пробито и появилась забота.
Боюсь ребутный со своими травмами и не выдержит конфетно-цветочный период и должные "выгулы"))

2016-11-20 в 23:46 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Son of Sparda, Скорей забавная)
И полезная, правда хД

Вот например, оружие. у ребутного Верга отжали катану, призванные мечи у него более жидкие, чем у классика... что осталось? Пра-авильно, снайперская винтовка! А тут еще сам классик предложил ту самую смесь, которая демонов в людей превращает, делать в пулях!
я бы не за Данте ребута боялась, а за Верга классики, тем более, что-то Кэт так или иначе сильно задержало, и не факт, что она там не успела те штуки в пулях запилить или в гранате

Мне как раз это нравится. Да, оно как то жутковато, но есть в этом свое очарование. Желание собственного дома, белых скатертей, а в итоге кровь, трупы и кошки на него шипят. А он все равно не понимает. Поэтому я не удивился, когда Данте на полном серьезе загорелся коттеджем в обмен на жизнь человека.
мне тоже) Он такой по-хорошему крипи.
И да, не понимает в упор, почему нет.
И переубедить его нельзя, объяснить тоже, и в ход пошел легендарный ремень папы Спарды хД
Точнее, даже, угроза его применения, когда (причем именно "когда", а не "если") папа Спарда вернется
Мораль?
Нравственность?
Этика?
Легендарный ремень папы Спарды с легкостью заменяет все пробелы в воспитании!


на полном серьезе загорелся коттеджем в обмен на жизнь человека.
на жизнь последнего нефилима (который учитывая его слабости и самоубийственное поведение последний и даже вопросов не возникает, почему так) и на жизнь человека - бывшего нефилима.
Причем Данте классики хитрый и все спланировал: вынесет человека и получит за него 2 ляма, а нефилима заберет себе в анальное рабство (учитывая характер этого Данте, буквально), да и брат как раз хотел повара (что в одной из предыдущих миссий озвучил).
Хитрый план такой хитрый...

Но это лично мне не хватает, потому как без этого трудно понять, что у кого на уме.
постараюсь, будут еще главы-размышления, просто сйечас был более-менее экшен и веселуха (причем та же Кэт, если так посмотреть, то её попытка увести возлюбленного и сбежать с ним вполне себе мелодрама, и была бы ей, но упс, она ошиблась Вергом)

Пишешь миссии дабы рассказать недосказанное в Перекрестке, а в итоге все равно недосказанное остается)))
ага хД есть такое)

Солнц, вдохновения тебе и не теряй части.
муррр, постараюсь))))

Боюсь ребутный со своими травмами и не выдержит конфетно-цветочный период и должные "выгулы"))
он сильнее, чем кажется, да и терпеть осталось до смерти мундуса)

URL
2016-11-21 в 00:12 

Son of Sparda
I love aroma of coffee and cigarettes in the mornings. And napalm in the evenings.
Oxxra,
я бы не за Данте ребута боялась, а за Верга классики, тем более, что-то Кэт так или иначе сильно задержало, и не факт, что она там не успела те штуки в пулях запилить или в гранат
Классик не пропадет, а пули действительно полезные)

Легендарный ремень папы Спарды с легкостью заменяет все пробелы в воспитании!
Страх перед попаболью творит чудеса))) А вообще интересно, чего он так папочку боится.

Причем Данте классики хитрый и все спланировал: вынесет человека и получит за него 2 ляма, а нефилима заберет себе в анальное рабство (учитывая характер этого Данте, буквально), да и брат как раз хотел повара :lol: Какой он умненький бывает.

он сильнее, чем кажется, да и терпеть осталось до смерти мундуса)
Ждемс)

2016-11-21 в 00:28 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Son of Sparda, Классик не пропадет, а пули действительно полезные)
классика уже подобным сочетанием убивали во второй миссии при неправильном выборе, так что я лично, как автор, опасаюсь.

Страх перед попаболью творит чудеса))) А вообще интересно, чего он так папочку боится.
Верг в Mission 12 When Marble Angel Cry рассказал, как папа ему-восьмилетнему выломал оба рога, половину зубов, разодрал крыло, оставил три длинные вертикальные линии от горла и до колена через бедро, содрал половину бронещитков... а потом пришла Ева, и воспитательный процесс временно прекратился. и, что характерно, ни у кого не возникло вопроса, за что Верга классики наказал папа... Причем ладно у моих персонажей, у них рядом взбешенный синий демон, спрашивать у которого опасно для жизни, но вот и читатели восприняли ситуацию как должное хД
И да, все так и было, так что у Данте есть причины папу опасаться
Те два года с 8 до 10 лет, которые Данте провел без брата в семье, он провел на цепи (чтоб не сбежал)....
а еще Данте виноват в смерти Евы (и за это, кстати, папа Спарда его еще не докарал)

Какой он умненький бывает.
ага!
Но старший бро зануда недоволен тем, что пищу для них будет готовить тот, кто их ненавидит!
Все, других замечаний у Верга по плану нет хДДД

URL
2016-11-21 в 01:08 

ShadowKyrie
We shall never surrender! ©
и, что характерно, ни у кого не возникло вопроса, за что Верга классики наказал папа
Так вроде указывалось, что за какую-то незначительную провинность должно было (вазу разбил, с Данте подрался или на людях триггернулся чуть-чуть?), а у папы-Спарды разлива миссий мозги переклинило на малыша в триггере, что перед ним демон, и от смерти маленького спасла только Ева? То есть в данном случае Спарда выглядит тем ещё маньяком, а учитывая Еву и Данте - то вообще жуть какая, как он её не убил и детей не скушал ещё до всех этих событий.

2016-11-21 в 05:39 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
ShadowKyrie, Так вроде указывалось, что за какую-то незначительную провинность должно было (вазу разбил, с Данте подрался или на людях триггернулся чуть-чуть?),
нееа) Верг накосячил очень тяжело и конкретно. Другой момент, что он вины не понимал лет до 15 и считал, что ни за что ни про что. И только в 15-16 Верг вину осознает и понимает, что там два варианта, или очень несчастный случай в котором Верг сам себе злобный Буратино, или осознанность действий папы, который вполне может в плане держать довыпиливание охреневшего сына.
Ну, Верг готовится к худшему и повторному бою.

у папы-Спарды разлива миссий мозги переклинило на малыша в триггере, что перед ним демон, и от смерти маленького спасла только Ева?
да, вот именно так. Несчастный случай же чистой воды, в котором виноват Верг, который не тем в свои 8 лет занимался, так как там произошел именно несчастный случай, в котором косвенно виноват сам Верг (что его вот нифига не радует, не косячил бы - не сбежал бы - остался бы дома - Ева бы жива осталась)

Спарда выглядит тем ещё маньяком, а учитывая Еву и Данте - то вообще жуть какая, как он её не убил и детей не скушал ещё до всех этих событий.
ага, выглядит) но на самом деле Спарда маньяком не был (классический как минимум) и все было хорошо до несчастного случая.

URL
   

Театр земли Мэйт

главная