23:01 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Название: Mission for devils
Фандом: Devil May Cry, DMC: Devil May Cry
Автор: Oxxra
Размер: миди
Пейринг/Персонажи: Вергилий классики Данте классики, Кэт, Вергилий и Данте ребута, Мундус.
Категория: джен, юмор
Рейтинг: PG-13
Посвящение: моему вернувшемуся бро.
От автора: Убить короля демонов - достойная миссия для сына дьявола, жаль, что на это способен не каждый.
Это своеобразный эксперимент: я предлагаю фанфик-игру, разбитую на главы-миссии. В конце некоторых миссий будет выбор, каждый выбирает те действия, которые считает правильными.
Я очень постараюсь, чтобы миссий было канонично 20, но не могу это обещать.


Предыдущие миссии 1 - 8

Предыдущие миссии 9 - 13

Mission 14
About Humans And Demons


За те проведенные в социальной изоляции полчаса, которые понадобились Вергилиям, чтобы вернуться, Данте успел порядком остыть и вспомнил, что брат, хороший или не очень, единственный оставшийся близкий человек.
У этой крошки было целых двое: нефилим, который вполне ему нравился (себе бы такого в старшие братья за место своего не только старшего, но и страшного Верджи) и человек, который нравился несколько меньше: сигаретами от него несло так, что перебивало даже запах пекущегося яблочного пирога и пригорающей карамели.
Все вместе оставляло ощущение спектакля, разыгрываемого прямо вокруг дивана, на котором полулежал плотно наевшийся демон. Милые домашние сценки с выбором книги для чтения и взбиванием подушки под больную щиколотку сменились преувеличенным всплеском рук, когда и детка почувствовала, что пирог притомился в духовке, и срочная операция по спасению пирога с суматошным беганьем туда-сюда с мокрым полотенцем в руках.
Не объявленный, но повисший между ним и людьми бойкот только усиливал ощущение ненастоящей театрализованности, подчеркивал его чуждость нормальному миру. И Данте внезапно почувствовал себя одиноким и покинутым: в его собственной жизни вряд ли когда-нибудь будет пирог или загипсованный перелом, разукрашенный чудными знаками, чтобы быстрее зажило и забавными рожицами и пушистыми щенятами, чтобы было веселей. Только красный, как покрывающая его кровь, плащ, небрежно зажатый в руке меч (о, он так давно привык к смертоносной силе Ребеллиона) и очередная орда демонов.
Не то, чтобы Данте имел так уж много возражений: чтобы гнев и успокоиться, ему не хватит и всех демонов ада.
К сожалению все, что у него было – эти двое людей.
– Я все-таки могу что-нибудь сделать. – Вновь предпринял попытку предложить помощь Данте, словно постучался в дверь, хотя и понимал, что ему не ответят.
– Пересядь вон в то кресло, – предложила девушка, не поднимая глаз и не отвлекаясь от обертывания металлической формы мокрым полотенцем. – Между диваном и креслом два метра, это не слишком тебя напряжет?
– Ради тебя я готов на любые трудности, – не слишком искренне улыбнулся Данте и пересел в вышеупомянутое кресло. Неожиданным бонусом с него открылся отличный вид на стройные ножки в мини-шортах, и полудемон стал наблюдать, думая о том, что жизнь, в сущности, совсем никуда не годная штука, если не считать голых ножек сердитых девушек.
Отпустил туго свернувшуюся в груди пружину триггера, приняв демонический облик наполовину, и, воспользовавшись отсутствием брата, всласть подровнял когти на передних лапах зубами. Зевнул и с тревогой посмотрел на часы, только сейчас поняв, какого дурака свалял, когда позволил нравящемуся ему парню уйти на встречу с братом одному. Вердж, конечно, был просто его «страшным братишкой», но другого демона обидеть вполне мог.
Представив, что импонирующий ему парень лежит сейчас где-нибудь в подворотне с сочащейся кровью дырой в груди, Данте вскочил с кресла и еще раз сверился с часами: по правде, за прошедшее время его брат мог успеть вырвать сердца доброй тысяче демонов.
А еще через пару минут счастливо улыбнулся, когда оба Вергилия появились в целости и сохранности: и парень с добрыми глазами и спокойными манерами и его вечно надменный брат-близнец с отливающим угрозой тихим низким голосом.
Не то чтобы Данте был так уж принципиально против поливания крови демонов, просто не хотел, чтобы это была кровь вот этого конкретного нефилима.
К сожалению, двое пришедших тоже оказались моментально вовлечены в заговор под названием «игнорируй Данте, который однажды в чем-то ошибся».
– Все еще злитесь из-за пиццерии? Бросьте, отвратное было заведение, в хорошем было бы гораздо больше народу! – и добавил, как бы про себя. – В хорошей пиццерии и крыло негде расправить.
Наклонился в кресле вперед и расправил оба крыла, выпустив их на добрых четыре метра.
Человек не удостоил его и взглядом, смертная только презрительно фыркнула, нефилим взглянул очень осуждающе, а собственный брат, неотрывно следящий за сервировкой чаепития, буднично призвал один из мечей, неотрывно нацеленный в его, Данте, лицо.
Да уж, негусто. Попытка примирения не удалась.
Внезапно призванный меч резко изменил цель и молнией метнулся к лицу разливающего чай хозяина дома.
– Ты думаешь, это смешно? – подчеркнуто вежливо спросил полудемон.
Очевидно, нефилим ничего подобного не думал: в его глазах отразилось удивление, а затем и ужас.
– Что?
– Ты второй раз заводишь речь о человечестве, и второй раз сводишь все к готовке.
– Потрясной готовке, – поспешил вмешаться Данте, понимая, что долго в подвешенном состоянии призванный меч брата находиться не будет, и пусть лучше целью станет его крыло, – не так ли, братишка?! Или не потрясной – тогда не ешь, или потрясной – тогда не придирайся.
После пятисекундного размышления полудемон признал доводы брата состоятельными, сообщил, что обойдется без еды и, волоча за собой тяжелый хвост, ушел в дальнее кресло восстанавливать душевное равновесие посредством медитации.
Первым к нему подошел травмированный человек.
Демон неотрывно смотрел на приближающегося неуклюжей прихрамывающей походкой смертного, готовый ко всему.
Их взгляды встретились, Данте молча кивнул и кинул что-то прямо в морду демона.
Вергилий легко поймал направленный в него снаряд и растерянно взглянул вначале на свои лапы, а затем на «питчера»: в его лапах оказалась порядком помятая пачка сухого печенья.
– Я не просил, – почти шепотом сказал Вергилий, скорее растерянный, чем раздраженный.
– Я тоже не просил о помощи, – настолько беззаботно, насколько вообще можно было в его положении, пожал плечами человек и подмигнул. – Так что благодарности не обязательны.
Следующей закуток с креслом посетила Кэт, она очень торопилась, но намазать тосты маслом с двух сторон не так-то просто, да и чаю потребовалось пять минут, чтобы завариться.
Увидев смертную с подносом, на котором стояли белая чашка из тонкого фарфора на маленьком аккуратном блюдце, истекающие золотистыми каплями хрустящие тосты на блюде большего размера и креманки с ароматным вареньем и душистым сладким медом, полудемон неверяще зажмурился и мотнул головой, словно отгоняя сон.
Затем поднялся с кресла и расправил крылья, оставив на потолке две параллельные глубокие царапины: трехметровый от кончиков когтей и до изогнутых рогов на голове, с пятиметровым размахом крыльев великий темный рыцарь Вергилий был, несомненно, очень мелким для демона, спасибо приливанию человеческой крови.
Но он был выше, крупнее и сильнее любого смертного, на любого из них он смотрел сверху вниз, что и продемонстрировал сейчас этой оторопевшей от неожиданной демонстрации силы девушке: та замерла, открыв рот, и между ними легкий дымок истаивал над чашкой с янтарным чаем.
Впечатленная увиденным Кэт быстро поставила поднос на столик рядом с креслом и пулей вылетела из комнаты, очень довольная своей смелостью.
Буквально через пару минут с куском пирога на тарелке появился глава Ордена, с ходу сообщивший, что на него можно злиться и, тем не менее, не объявлять голодовку.
Огромный синий демон с ощутимым усилием расцепил мощные челюсти и тихо произнес слова благодарности: ситуация начала его откровенно забавлять. Поэтому он добавил, что проникнется еще большей благодарностью, если нефилим унесет на кухню весь поднос целиком вместе с пирогом.
Данте крепился дольше всех в основном потому, что лучше всех остальных знал характер своего брата и не испытывал в его отношении слишком больших иллюзий. Но, в конце концов, к удалившемуся в «изгнание» Вергилию подошел и он.
– Хочешь, я принесу тебе пиццу? – тут взгляд полудемона в красном упал на изобильное угощение на столике, которое мудрый и понимающий нефилим предусмотрительно оставил на месте.
Похоже, что он сильно опоздал со своим обещанием: у брата новые друзья, которые с удовольствием проведут с ним время. Младший близнец почувствовал сильный укол уже полузабытой ревности и, протиснувшись между торшером и стеной, встал прямо за креслом, перекинув руки через спинку, и положил локти на плечи к брату, скрестив ладони на его груди.
Вергилий проигнорировал собственнические поползновения маленького брата. Тогда Данте сжал в ладони амулет и слегка за него подергал, одновременно имитируя дверной звонок:
– Динь-донн! Динь-донн! Есть кто-нибудь дома? Ау, Земля вызывает Хьюстон, ответьте, Хьюстон, ответьте, прием.
Ноль реакции. Хьюстон, у нас проблемы, очень большие проблемы. Данте только один раз за день вышел из себя, стал немного, всего лишь на метр больше, чем человеком, и от него все отвернулись. Еще поругался с собственным братом, зря припомнив те два одиноких года.
И вот теперь его теплый и нежный, заботливый старший брат стал холодным и отстраненным, сидит рядом с ним, но не вместе с ним, полностью погруженный в себя и игнорирующий весь окружающий мир скопом, не нуждающийся в нем.
– Вергилий, хочешь пиццу? Я принесу. Или пару кусков мяса, хочешь? Клубничный санди?
В этот раз Вергилия выдрало из нирваны: далекий, но настойчивый звоночек, который вряд ли мог уловить кто-то кроме него. Разумеется, дело было не в перечисленных вкусностях, просто он расслышал в голосе младшего близнеца что-то такое, чего не замечал раньше: эхо подступающих слез.
Он вздохнул, включился в реальность, накрыл ладонь брата своей и улыбнулся.

Раздался ли звонок в дверь?

Да
Великий темный рыцарь Вергилий поразился, когда смертный вернул ему услугу, вспылил, когда смертная напомнила ему, насколько мелким задохликом по стандартам демонов он является, чуть не рассмеялся в лицо ублюдку без собственного демона, зато с собственноручно испеченным пирогом в ладонях, но, когда в сверхсекретном Ордене прозвенел тривиальный звонок, а затем в открытой двери возник местный Мундус с корзинкой, полной пирожков, полудемону понадобилось все самообладание сына Спарды.
Мундус же сказал одному из своих племянников, что его видеообращение взорвало эфир и украло шоу, второму – что гоняться за ним будут только до конца этого месяца, со следующего – водит уже он, впихнул в когти оторопевшего синего демона корзинку с пирожками, заметив, что не потерпит в своем аду голодающих демонят и вышел, тихонько притворив за собой дверь.
Убивать после этого короля демонов стало как-то слишком даже для истинного сына Спарды.
Начать миссию заново?

Нет.

Затем взял в руки поднос и отнес его на кухню, убрал в холодильник и внимательно взглянул на зевающую во все горло смертную.
– Вергилий сейчас в библиотеке, – по-своему истолковала интерес девушка. – И настоятельно попросил его не беспокоить. Идет запись.
Вообще-то красивой она не была: темные волосы, татуировка во лбу. Совсем не во вкусе полудемона. Но в тот момент, когда Кэт совершенно естественно зевала, тщетно пытаясь прикрыть рот ладошкой, терла глаза и щурилась на яркую люстру, она вдруг стала для Вергилия очень привлекательной.
И тот после некоторого размышления отнес эту вспышку симпатии на естественность её поведения: смертная зевала, потягивалась и обращала внимание на двух крылато-чешуйчатых полудемонов в триггере не более чем на табуретку у стены напротив.
Речь шла всего лишь о принятии представителей другого биологического вида такими, какие они есть: подарок, и не вполне заслуженный. После того, как Вергилий сорвался и продемонстрировал демонический облик и угрожающе оскалился, смертная имела полное моральное право начать его опасаться.
– А ты почему не с ним? – ревниво осведомился человек, который привык к тому, глава Ордена и его верная помощница обычно запирались в библиотеке на пару часов для того чтобы записать видео.
– У Вергилия, – сообщила Кэт, сопровождая зевком каждое слово, – очень чувствительный микрофон. Он ловит каждый мой зевок.
– А он большой? – продолжил допытываться Данте.
– Кто? – не поняла Кэт и устало потерла лоб.
– Микрофон Вергилия, – невинно уточнил человек и улыбнулся двусмысленной улыбкой.
– Очень, – кивнула головой девушка. – И тяжелый, но хорошо лежит в руке.
– Смертная, тебе бы прилечь, – попытался переменить тему полудемон, не вполне уверенный, о какой пошлости идет речь, но вполне уверенный, что ничего не хочет знать о «микрофоне» тезки.
– Да, как только речь заходит о «микрофоне» моего братца, любая девочка испытывает просто непреодолимое желание прилечь, – с сарказмом произнес человек, и бокал в его руке с хрустом разлетелся вдребезги.
Кэт охнула и принялась вытаскивать крупные осколки из его ладони. Затем подвела к раковине и долго промывала раны над ней. Наложила компресс и повязку и выдала антибиотики, и все это не прекращая отчаянно зевать.
– Ты, – зевок, – умеешь развлечь девушку, – зевок.
Зрачки Данте сузились, и на секунду Вергилию показалось, что ревнивец сейчас ударит Кэт свободной рукой, и он подобрался и удобнее перехватил Ямато. Однако человек сдержался, только сжал и разжал раненую руку, проверив её работоспособность и сморщившись от сильной боли.
– А вот теперь, думаю, и мне пора отдохнуть. Сколько еще видео будет писать чертов псих?!
– Я проверю его, – пообещала Кэт и, потерев ладонью глаза, выступила провожатой к библиотеке. С силой ударила кулаком по массивной двери, ни капли не удивилась, когда на пороге внезапно возникло голубое пятно пластмассовой маски с жуткой застывшей улыбкой.
– Вердж, спокойной ночи. Я беру тайм-аут.
– Пойдем, я закончил. Осталось только кодирование, – кивнул головой нефилим и стянул маску.
Данте хотел было пошутить о том, что в присутствии Кэт кончают все, но решил, что у него осталось слишком мало целых конечностей для таких шуток, и мудро промолчал.
В молчании они пересекли несколько длинных коридоров и подошли к спальне, глава Ордена отворил широкую тяжелую дверь
Великий темный рыцарь Вергилий окинул взглядом огромную двуспальную кровать, расположенную в центре исполинской пентаграммы, рефлекторно принял более выносливый, сильный, неистовый, шершавый и зацепистый, словом, более пригодный для дьявольской групповушки облик и одним плавным движением скользнул на кровать с низким, протяжным, предельно непристойным «Let's Fuck».
Услышал за спиной странный шум и оглянулся достаточно быстро, чтобы увидеть пулей выскочившую из комнаты смертную. Следом, забыв про раны, несся человек. Замыкал тройку его наполовину триггернувшийся красный чешуйчатый брат, громко топающий лапами по полу.
И никому из этой тройки даже не пришло в голову, что они кое-кого забыли.
– Как вообще можно быть настолько бесполезным? – с раздражением пожал плечами обескураженный полудемон, имея в виду своего младшего близнеца, которого обогнали двое смертных.
Затем приметил странное пятно темной ткани под старинным резным трюмо и чуть не рассмеялся, когда понял, кем же оно было. Призвал один из клинков: тот медленно проплыл в воздухе и завис прямо над сжавшимся от ужаса, трясущимся телом.
– Сам вылезешь, или мне вытащить тебя? – поинтересовался полудемон, словно невзначай положив пальцы на рукоять Ямато.
Нефилим медленно вылез из-под трюмо, отчаянно стараясь придумать выход и на всякий случай держа перед собой безоружные руки: свою девочку-катану он оставил в библиотеке.
По правде говоря, голыми руками против лезвия мало что можно сделать. Но, по крайней мере, оба человека успели убежать, и им не придется иметь дело со съехавшим с катушек демоном.
– Этот член, – поучаюше заметил полудемон, бросив быстрый взгляд на свои чресла, – сам у себя не отсосет. И что нам с этим делать?
В принципе нефилим предполагал, что можно сделать: сыграть на страхе и растерянности и приблизиться на расстояние, достаточное для того, чтобы неожиданно ударить и отобрать катану. Если не выйдет, то воспользоваться триггером демона. О том же, что триггер демона есть и у соперника, нефилим, казалось, забыл.
Но только Вергилий начал выполнять первую часть плана и неловко присел на край кровати, как развалившийся синий демон дернулся и совсем другим тоном спросил, какого черта он это делает, когда должен суккуб в пентаграмму призывать.
Теперь с толку был сбит уже глава Ордена:
– Суккуб? – растерянно переспросил он и дернул головой, чувствуя, как защемило в шее.
– А кого еще? – с сарказмом переспросил полудемон и на всякий случай чуть отодвинулся от извращенца. – Кровать же в пентаграмме, так? Значит вызывай.
И полудемон вытянулся удобней, расправил оба крыла и приготовился ждать знойных дьявольских милашек.
Нефилим справился с собой, сглотнул слюну и объяснил, что эта пентаграмма не призывает, а, наоборот, удерживает. И не демониц, а Кэт.
– Что?! – предельно тихим и вежливым голосом осведомился великий темный рыцарь, по обоим бокам от которого возник добрый десяток призванных мечей
– Во сне Кэт путешествует в астральной форме по Лимбу, – объяснил нефилим, чувствуя себя очень усталым. – Она – медиум и проводит в аду минимум шесть часов в сутки. Треть своей жизни, понимаешь? Мы перепробовали много способов: гипноз, внушения, медитации, медикаменты и чуть не дошли до ритуала разделения астральной и физической формы, но, все же не дошли. Эта пентаграмма не позволяет духу Кэт провалиться в Ад, как только она заснет. Я сплю рядом и при необходимости вмешиваюсь. Что еще ты хочешь знать, демон?
По правде говоря, полудемон не хотел знать и этого. Несколько секунд колебался, но все же накрыл руку нефилима своей, примирительно улыбнулся и сказал, что тот хорошо заботится о Кэт.
– Я люблю её, – дернул головой Вергилий.







Secret Mission 1

Вергилий (ребута)/Кэт.
Миссин сцена, таймлайн за два с половиной месяца до начала миссий. Кэт не так уж и просто смириться с тем, что её кошмары - реальность.

В левой руке плошка с краской: толченый азурит, белая глина и лепестки роз с листьями винограда, в другой кисточка со щетиной, взятой у жертвенного животного, и чувствует он себя законченным идиотом.
В теории все было прекрасно: несколько простых ритуальных символов на коже, и Кэт сможет контролировать свой дар, сможет эффективно вести разведку.
А еще прекратит испытывать ужас перед сном, когда её астральная проекция отправляется прямиком в Лимб.
Вергилий перепробовал все способы, которые могли бы помочь справиться с приступами сомнифобии. По крайней мере, все разумные способы: сидел рядом, пока она засыпала (смотри, я рядом, не о чем тревожиться), и сам засыпал рядом, вначале просто принеся плед, а затем и сдвинув кровати (мы команда, Кэт, и я сторожу твой сон; я никуда не денусь, а с тобой ничего не случится). Пробовал медитацию, чтобы успокоить дух и чуть не получил по голове тяжелым портретом Шри Матаджи в деревянной раме: Кэт размахивала им во все стороны и кричала, что медитация хороша, когда ты – нефилим и очищаешь и укрепляешь свой дух перед схваткой, к которой в принципе готов благодаря триггеру демона которым вполне неплохо владеешь, но совершенно бесполезны, если ты – только маленькая и беззащитная девушка, которой приходится проводить в аду треть своей жизни и что даже вот это фото будет ей полезней в реальной схватке.
После медитаций Вергилий попробовал проконсультироваться с психологической литературой, вычитал, что «страх перед состоянием сна или засыпания очень часто является страхом перед соблазном мастурбировать», узнал об активации архаических уровней сознания и со вздохом отложил бесполезные человеческие книги: в их случае демоны не выбрались из подзознания, они были реальны.
Там, где оказались бесполезны ученые, проявили себя эзотерики: нашелся один обряд, позволяющий накрепко связать физический и астральный планы человека, как бы приклеивая его к реальности.
Перед началом ритуала Вергилий ожидал совсем других чувств, но сейчас им владели смущение и неловкость.
Он был рядом с девушкой, черт побери, с девушкой, которая ему нравилась.
Рядом с девушкой, которая выпила уже двенадцать чашек кофе потому, что он оказался не в силах её защитить.
Рядом с девушкой, которая решилась провести ритуал, который лишит её всех сил…
В конце концов, рядом с распростертой на кровати, прикрытой только двумя лоскутками бело-голубой ткани девушкой.
Вергилий – сын демона, все еще не привык к абсурдно-трагикомичным проявлениям жизни и чувствовал неловкость каждый раз, сталкиваясь с проявлением телесного. Смешно, ведь по легенде первые ангелы сошли на Землю как раз в поисках телесной любви и человеческого тепла.
– Должен быть другой выход, – в глубине души нефилим чувствовал, что должен выбирать из двух неправильных решений: одно из них приведет к подрыву доверия Кэт, второе отправит её прямиком в Ад без страховки.
– Вергилий, у тебя голова оторвется, если продолжишь так дергать ею.
– Перестань, Кэт, ты медиум и я буду в ответе, если с тобой что-нибудь случится.
Девушка инстинктивно поежилась, и причиной стал далеко не случайно пробежавший по полу сквозняк: все-таки совершаемые долгие годы астральные путешествия настолько сроднились с ней, что давно стали её частью такой же, как кости и кровь, и теперь лишиться их…
– Если я продолжу астральные путешествия, то со мной обязательно что-нибудь случится, раньше или позже.
– А, если продолжу я, то кое-что плохое случится прямо сейчас, – парировал нефилим и, подобрав с края кровати плед, неловко протянул его Кэт (тебе действительно необходим сон!).
А еще через полчаса расписался в своем бессилии синей краской по нежной белой коже девушки. Просто еще одна вещь, которая заставит его горько пожалеть о том, что на самом деле стирать память он не умеет.
Если бы существовала другая возможность её защитить.


Mission 15
Days Of Entertainment, Night of Confusions NEW!



На самом деле о доверии между ними двумя не могло быть никакой речи. И пусть сейчас их объединяли место и время и общая цель, между двумя видами – годы вражды и привкус застарелой ненависти на губах: демон никогда не станет ни с кем союзничать, Вергилий понимал это двойным инстинктом: инстинктом ангела и инстинктом демона, поэтому не пропустил короткую телеграмму – резко сузившиеся зрачки. Вергилий был убежден, что, прежде чем напасть, демоны показывают свои намеренья сузившимися зрачками, и поэтому был готов. Успел скатиться с кровати и откатиться в сторону, готовясь увернуться от следующего удара.
Который, как и первый, предназначался не ему: демон боролся с движущимися по его телу пятнами мрака, прорастающими тонкими щупальцами прямо на нём. Вслепую нащупал лежащую рядом катану и превратился: шаровая молния света и клочья истерзанной тьмы.
Когда глаза нефилима адаптировались, он увидел, что синий чешуйчатый демон в полной боевой готовности замер у кровати, а у окна вольготно расположился черный силуэт, больше всего похожий на потрепанный, разболтавшийся в шарнирах, выкинутый на помойку и облитый грязью манекен.
В спальне стало ненормально темно: зыбкий желтый свет старался и не мог стереть пролегшие по стенам живые, растягивающиеся и сжимающиеся, вырывающиеся из плоских пятен объемными потоками тени.
Ослабевающий свет мигнул раз, другой, нити накаливания огненными змейками проступили в лампочках, и нефилим совсем не хотел узнать, что будет, если они погаснут.
Как хорошо, что у брата-неряхи есть привычка раскидывать всюду сигареты и, что важнее, зажигалки!
Конечно, так себе оружие, далеко не огненный меч, в этом нефилим прекрасно отдавал себе отчет, но все-таки щелкнул зажигалкой, и на конце пластмассового параллелепипеда весело заплясал небольшой огонек.
Черный «манекен» без признаков пола, больше всего похожий на заготовку под человека, хрипло рассмеялся: когти и сталь не могли повредить тени, но живой горящий огонь был единственным, что подчиняющаяся ему Тьма не могла переварить, проглотив.
– Кажется, более моё присутствие не желательно.
– А оно хоть когда-нибудь было желательно здесь? – с изумлением выгнул бровь синий демон, сделав едва заметный акцент на последнее слово.
– Одиннадцать лет – было, – самодовольно улыбнулся «манекен», широко открыв красный провал пасти, похожий на доменную печь. – Одиннадцать замечательных лет. И знаешь, что, – демон фыркнул и перевел взгляд на нефилима, сжимающего в пальцах нагревающийся пластик, и тени вокруг заклубились интенсивнее. – Мне понравилось. Понравилось, как ты притворяешься, что не можешь меня услышать или разглядеть. Еще встретимся.
Оскалился на прощание, вызвав ответный оскал у демона напротив, и проскочил через окно, не разбивая стекла и с таким видом, словно всю жизнь только этим и занимался.
Темный рыцарь Вергилий метнулся за ним к окну, словно действительно собирался преследовать, а нефилим неверяще смотрел на чистую стену (все неестественные тени последовали за своим создателем?) и пытался осознать произошедшее и то, что все это время спал не один.
Выронил зажигалку, когда боль в обожженных пальцах стала невыносимой, тряхнул головой, выдохнул, сжал зубы и принял к сведенью, что он никогда не был в безопасности, что это всегда было рядом, что, если это вернется, он к этому не будет готов и не сможет никак воспрепятствовать ничему, что это может захотеть с ним сделать.
Затем собрал весь страх в коробку и запихнул в самую дальнюю часть своей души: сейчас, чтобы уничтожить императора демонов и спасти человечество, ему понадобятся все душевные и физические силы. Глупо тратить их на попытку примириться с тем, что на протяжении большей части своей жизни он не прекращал быть игрушкой для демонов, забавно пугающейся, с сердцем, которое стучит в ритме самбы прямо в горле.
– Где Кэт? Я должен срочно найти её. – И нефилим дернул головой, разминая ноющие мышцы шеи, и думая о том, что так будет правильно: он вновь станет большим и сильным, последней надеждой человечества. Время разбираться с собственными кошмарами настанет потом.
Осталось только придумать, как объяснить ей, что её великий и непогрешимый предводитель проворонил демона прямо под носом.
***
Три часа ночи.
Крепко спит в объятиях возлюбленного медиум Кэт, которой не понадобились никакие объяснения. Беспокойно перекатывается по смятым простыням сожравший полпачки обезболивающего, но так и не сумевший справиться с болью человек. Безмятежно улыбается во сне красный демон, раскидав по одеялу крылья. Даже перепуганному мальчишке, который узнал, что и его кошмары были реальностью целых одиннадцать лет, в эту ночь не снились страшные сны.
Три часа ночи.
Демон идет по улицам города, тихие шаги полностью заглушены раскатами рока из распахнутых дверей клубов и спортивных машин. Навстречу ему по тем же самым грязным улицам идут люди и демоны, нарядно одетые и опьяненные весельем, но он их не замечает: часами мечется по улицам взад-вперед, разговаривает сам с собой, смеется, ругается, вскидывает руку с зачатыми в ней ножнами и бьет кулаком в подвернувшиеся стены. Завидев его, прохожие переходят на другую сторону улицы. Так делают и люди и демоны.
А демон в синем плаще не замечает ничего, он ведет тягчайшую борьбу с самим собой. Он остался в этом городе, чтобы возвратить на круги своя перевернувшийся было мир, но, похоже, только запутался.
Перед глазами возникают лица: девушки, смертного с именем его брата и демоненка с его собственным.
Тогда он улыбался и шутил, был рядом. Кончено, это правильно. Это очень просто.
Вот именно, просто. Как-нибудь, в минуту слабости, он им доверится, а потом горько раскается, конечно же.
Демон шел в реке из цветного неона, а с башен готических зданий за ним наблюдали каменные химеры. В изменчивом свете реклам могло показаться, что они улыбаются. В далекой выси на выцветшем сером полотне неба мерцали звезды.
Завтрашний день обещал быть жарким во всех смыслах.
***
Когда ранним утром человек наконец-то забылся беспокойным сном, а выспавшаяся парочка из на всякий случай вооруженного Ямато нефилима и смертной наконец-то спустились вниз, их уже ждал смертельно усталый демон.
– Я предупреждал тебя о том, чтобы ты лучше заботился о своей непристойно обнаженной леди?
Кэт, не смотря на ранее утро и ртутный столбик термометра, уже подскочивший до семидесяти семи по Фаренгейту, одетая в свитер и джинсы, вздрогнула и отступила на шаг назад под защиту главы Ордена. Тот неуверенно поднял левую руку с катаной, готовясь парировать удар.
Собственно, только это демону и требовалось.
Когда разбуженный грохотом, звоном разбитого стекла и резким запахом незнакомой крови красный демон прибежал, на месте побоища остались только поверженный нефилим в осколках желтой вазы, вид у которого был, как у выпитой до дна бутылки, и спрятавшаяся за комод и поэтому физически мало пострадавшая детка, которая после того, как её поставили на ноги и несколько раз энергично встряхнули, даже смогла объясниться.
Да, Вергилий. Да, напал. Забрал клинок, сказал, что он лучше о ней позаботится, подержал обе катаны на ладонях, взвешивая, и ушел. Да, сразу с двумя Ямато, по одной в каждой руке, хотя одну из них и попытался привязать к брючной петле за ленту.
Об их коротком диалоге девушка смущенно умолчала: она думала, что непристойно обнажена тут именно она в своих коротких шортах, и имела глупость сказать это вслух, после чего синее чудовище быстро взглянуло на её ноги, а затем смерило очень долгим и двусмысленным взглядом.
«Смертная, ты полагаешь, что твои обнаженные ноги должны входить в сферу моих интересов? – полувопросительный тон Вергилия как будто и допускал и опровергал такую возможность. – Вернусь ближе к вечеру, не скучайте».
Затем демон подмигнул, сделал рукой жест адью, расправил и сложил крылья и беспрепятственно вышел. А совершенно сбитая с толку мгновенным переходом от молчаливой ярости к дружелюбной иронии Кэт… девушка почувствовала себя соучастницей.
Вытаскивающий из волос керамические черепки нефилим чувствовал себя пустым изнутри в этом сошедшем с рельсов мире. Целая лавина мыслей хлынула через его мозг, погребя под собой саму способность рассуждать здраво. Словно он стал копилкой, глупой глиняной хрюшкой, в которую со звоном падали одна мысль за другой. «Хорошо, я еще не до конца осознал случившееся. Но что, если он пойдет к Мундусу? Тогда я должен сказать Ордену, помочь им подготовиться. К чему? Силы слишком неравны. Бежать? Бежать это все, что я могу? Бежать и прятаться, развлекая демонов своим страхом?»
И глава Ордена поднял на наемника пустой, как окна заброшенной церкви, взгляд.
– Ты обещал, что можешь остановить бурю?
– Да, – кивнул головой тот, – шторм, торнадо, девятый вал, все, что угодно. Но не брата, который возится со св… с катаной. Мешать ему в его хобби – очень плохая затея! – и демон неодобрительно цокнул языком, точно старая тетушка.
– А его хобби – порабощение мира и геноциды? – решила на всякий случай уточнить девушка.
Со стороны могло показаться, что её предположение вызвало в оппоненте чувство глубокого внутреннего беспокойства.
– Почему? Ленточки для катаны и шейные платки! – не задумываясь, выдал Данте тайну близнеца, уверенный, что ему не поверят.
Разумеется, не поверили.
Тогда полудемон присел на корточки и помог нефелиму окончательно освободиться от керамического крошева на широком воротнике.
– Видишь ли… мой брат, конечно, не принц из сказки, но это и не делает его чудовищем… – ощущение, будто он чистит одежду на манекене. Сломанном манекене. «Верджи-Верджи, что же ты делаешь, ты же не такой, я тебя знаю. Сияющее и улыбчивое солнце, что ты наделал?»
Ноль реакции от полуживого манекена и бездна непонимания в глазах девушки. В его правду вновь не поверили. «Верджи, почему ты не можешь быть таким милым не только со мной?!» – подумал полудемон и попробовал нежно и аккуратно раскрыть залепленный натекшей кровью глаз.
Углядев единственным зрячим глазом, что к его лицу приблизились пальцы демона, нефилим разом очнулся и дернулся, избегая контакта. Затем кое-как улыбнулся, чтобы успокоить Кэт и ушел вместе с ней в ванну, где половину времени посвятил обработке ран, а вторую – убеждению Кэт, что не все так плохо, как кажется.
Все гораздо хуже. Проигрыш одной битвы за другой. Политика и пропаганда выиграют войну, конечно. А кроткие унаследуют небеса. Посмертно.
Глаз, кстати, оказался цел, хотя и заплывал с катастрофической скоростью. Какое счастье, он умрет с двумя глазами!
Слишком слабый, чтобы драться, он подвел весь мир. Слабый и жалкий и недостойный… в голове словно взорвалась горячая черная волна, удушливая и тяжелая, сейчас нефилим приветствовал её, растворялся в ней. Возможно, именно демон это то, что сейчас нужно миру.
Кэт, убирающая аптечку в тумбочку у противоположной стены, дернулась и испуганно замерла, увидев в отражении зеркала, как черная вязкая жижа заструилась по венам возлюбленного. Впрочем, не сказала ни слова, уверенная, что тот знает, что делает.
Что ж, хотя бы кто-то в этой комнате хоть в чем-то уверен.
Вергилий вновь ободряюще улыбнулся, только в этот раз улыбка получилась похожей на оскал, и вышел.
Демон даром времени не терял: обтер кровь с картины и сейчас возился с рамками, стараясь собрать треснувшую. Взревев от злости, нефилим вырвал холст из рук демона и бережно расправил на столе: акрил, один из ранних пейзажей Потерянного Города, места, которое он очистил первым. Что ж, возможно, он еще чего-то стоит.
Нефилим тепло, искренне улыбнулся, не замечая, как истаивает чернота в венах, и поднял голову от своего старого рисунка, чтобы увидеть, чем занят демон. Тот прилаживал рамку к той части стены, где кровавых потеков оказалось больше всего, затем, преуспев в этом, поставил смачный отпечаток своей перепачканной в крови ладони в пространстве, ограниченном рамкой.
– Абстракция получилась! Можно сюда еще пару черепков от той вазы приклеить.
Да, на взгляд Данте, небольшой конфликт обошелся малой кровью, в прямом и переносном смысле: одна картина, в рамку которой нефилим впечатался головой, картину, кстати, удалось очистить, одна полка, которую рукой опрокинул падающий нефилим, её, кстати, можно заново прикрутить и одна упавшая с полки желтая ваза, которой уже ничем не помочь.
Разумеется, в дребезги разбитое эго нефилима Данте в расчет не брал.
А наконец-то вышедшая из ванны с совком, веником и тряпкой детка не брала в расчет нежелание полудемона заниматься уборкой и на крики о том, что художника каждый может обидеть.
А Вергилий смотрел на это невинное озорство и понимал, что чего-то не понял.
– На него, конечно, находит время от времени. – Продолжил Данте, монотонно вытирая стену. – Но на него можно положиться!
В целом, ничего другого нефилиму и не оставалось. Разве что выложить и записать еще одно видео.


Демон вернулся через пару часов, проскользнул в дверь тихой тенью, быстро притворил её и отряхнулся, словно старался что-то физически стереть со своей чешуи. Почувствовав на себе четыре взгляда (совершенно не выспавшийся человек кое-как сполз, а, скорее, слетел с лестницы и тоже присоединился к компании), выдержал драматическую паузу и сообщил, что к нему приставал таксист.
Кэт от неожиданности выронила из рук баллончик, полудемон в красном вытаращил глаза, да даже вечно уткнувшийся в ноутбук нефилим оторвался от экрана.
– Каким образом? – пожелал узнать горячие подробности раненый человек.
– Склонял к любовным занятиям силой – прозвучал ответ.
После чего все недоуменно оглядели вначале рога, венчающие голову с маской-мордой со злющими желтыми огоньками в глазах и безгубым черным ртом, забитым острыми коническими зубами. Затем перевели взгляд на покрытую мощным панцирем грудь, и на крупные, больше человеческого ногтя, чешуйки, оплетающие руки от запястий и до плеча. Оценили пятисантиметровые когти, никогда не знавшие маникюра и тяжелые кожаные крылья, упирающиеся в потолок.
Повисло неловкое и долгое молчание.
Вергилий, поняв, что окружающие соображают слишком медленно, счел нужным пояснить, что его приняли за актера фильма для взрослых.
Молчание стало еще более неловким: человек даже захотел уточнить, «приняли за» или «приняли на» (работу), а нефилим хлопнул себя по лбу поняв, кого ему все время этот парень напоминал, начал активно набирать что-то на клавиатуре ноутбука. Кэт, которой в голову тоже пришла идея, потянулась к пульту телевизора. Любимый же младший братик затаив дыхание, спросил, можно ли начинать поздравлять Вергилия с началом активной сексуальной жизни.
Тот задохнулся от возмущения.
Вообще-то методы поиска информации у главы Ордена были безупречны, но девушке было достаточно просто включить телевизор: развешанные экстравагантными гирляндами по фонарным столбам человеческие внутренние органы показывали по всем каналам.
Полудемон довольно улыбнулся и чуть коснулся оплетки катаны, скромно подтверждая своё авторство.
Глава Ордена, которой как раз успел кое-что нагуглить, поспешно закрыл все вкладки, захлопнул крышку у ноута и сделал невинные глаза.
Кэт выдохнула, шумно вдохнула, подошла к полудемону – остановить никто не успел – и с очень серьезным видом крепко пожала тому руку и сказала, что поступила бы так же, после чего братья нефилим и бывший нефилим о чем-то крепко задумались. Сам Вергилий подавился удивлением и тоже задумался о том, какие еще эмоции, чувства и реакции, которые он привык относить на своего внутреннего демона, на самом деле были чисто человеческими, раз уж у людей бывают настолько кровожадные мечты.
Затем, найдя в себе точку спокойствия, принял менее защищенную и более социальную форму, вспомнил о запланированной шутке, улыбнулся и вытащил из кармана плаща небольшую стеклянную баночку с детским питанием и мягкую упаковку с сухим кормом для животных. Ткнул когтистым пальцем в пачку с собачьим кормом, в изображение золотистого лабрадора и радостно заявил на ломаном языке
– МОЯ ЕСТЬ СОБАКА!
Кэт и все остальные второй раз за утро посмотрели на демона ошарашено.
Тот улыбнулся, вытащил из пачки сухарики и отправил их в клыкастую пасть.
– МОЯ ЕСТЬ ПУШИСТЫЙ ЩЕНКА!!! – и ткнул на картинку с собакой на пачке, если вдруг у кого еще остались сомнения, какого именно щенка он ест.
И еще немного собачьего корма схрумкал, давая окружающим время переварить их мысли.
Затем потряс на уровне глаз баночкой с детским питанием, одновременно прикидывая, кого же будет проще разыграть. Выбор пал на Кэт.
Черный перст, увенчанный пятисантиметровым когтем, указал вначале на смертную, а затем на изображение маленького ребенка на банке.
– ТВОЯ ЕСТЬ ПУХЛОЩЕКИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ МЛАДЕНЦА! – взревел демон и чуть развел крылья.
Кэт повелась и начала на полном серьезе объяснять демону, что изображение на коробке не означает, что это в ней и находится.
Полудемон слушал с очень серьезной мордой про маркетинг и состав, но кадык уже дрожал от сдерживаемого смеха.
Его просекши фишку бесполезный брат уже себе кулак в пасть запихнул, чтоб не спугнуть два голоса разума, уже в шестой раз попытавшиеся объяснить, что нет, это не из младенцев делается.
В конце концов, демоны не выдержали и взвыли от смеха в голос. До девушки дошло, какой дурой её выставили, и кто! Тот демон, который, казалось, все понимал!
Полудемон в синем задумчиво посмотрел вслед убегающей плачущей девушке и понял, что шалость не удалась. Но только он поднялся и, удобнее перехватив Ямато, пошел исправлять ошибку, как тут ему дорогу какое-то препятствие преградило. Нефилим встал в дверном проеме и жестко сказал демону, что тот и так достаточно сделал, и нет никакой нужды дальше обижать девушку.
Демон, не вступая в дебаты, походя, впечатал возникшее препятствие в стену и потащился за смертной, стегая себя хвостом по голеням. Не вовремя влезший нефилим, соответственно, отлетел и второй раз приложился спиной о стену, по которой и сполз. К счастью, в этот раз ни одна картина и ни одна ваза не пострадали.
Вооруженный двумя Ямато полудемон даже не оглянулся: «Подумать только! Какое-то препятствие мешает ему, сыну Спарды, исправить его косяк!»
Подошел к двери, из-за которой доносились всхлипывания, и постучал. Затем – еще раз.
– Можно мне войти?
– Как будто, если я скажу «нет», тебя это остановит, – крикнула смертная из-за двери.
Вергилий вздохнул и сделал то, чего не делал уже по меньшей мере двенадцать лет: сел на пол в коридоре и стал размышлять, как можно сделать мир лучше. Вспомнил высказывание одного великого писателя и постучался вновь через пару минут значительно более экипированный.
– Выгляни, смертная, и я покажу тебе то, что может сделать мир действительно лучше! Так я могу войти?
– Не заперто.
Плачущая на кровати девушка не удержалась и приподняла голову, после чего не сдержала изумленного всхлипа:
– Что?!
– Чай и булочки могут сделать мир лучше, как сказал один великий писатель. – С достоинством ответил полудемон и поставил угощение на тумбочку.
Углядев в заварочнике фильтр-пакет с фирменной символикой, Кэт поинтересовалась, какая кафешка пострадала на этот раз.
Полудемон демонстративно фыркнул, оскорбленный в лучших чувствах: он, в отличие от бесполезного младшего, вполне мог быть аккуратен, когда того желал.
– Но хоть про таксиста… это – правда? – по тону смертной было ясно, что ей действительно важен ответ. – Ты был в этой форме или… – запнувшись, девушка неуверенно изобразила над головой рога.
– Триггер? Разумеется, нет. В триггере я не влезу в машину, смертная. Разумеется, я был человеком. Сел в машину и задумался. Очнулся, когда машина остановилась на тихой незнакомой улочке. Он сказал, что у меня красивое тело, и что он видел меня в ролике. Я не понял, о чем он говорил, и тогда он дотронулся… – поморщившись, Вергилий отряхнул вначале грудь, затем живот и бедра. И еще раз с силой провел ладонью по губам, словно старался физически что-то стереть.
Кэт стало прямо-таки дурно от этой слишком знакомой пантомимы.
– Сочувствую… – с трудом выдавила она.
Полудемон неопределенно пожал плечами, не вполне уверенный, что действительно нуждается в сочувствии: происшествие было настолько нереальным, что изумление почти полностью вытеснило все остальные чувства.
– А затем все было закончено. Его внутренними и наружными органами я украсил фонарные столбы.
Кэт повторно пожала полудемону руку.
– Мир?! – поспешил воспользоваться моментом тот. – Шутка вышла глупой, знаю. Можешь пошутить надо мной.
Девушка отрицательно помотала головой.
– Нет? Тогда спрашивай. Или можешь попросить о чем-нибудь. Впрочем, мы всегда можем просто поговорить. Мир?
Кэт в ответ подняла чашку с чаем.
– Вернешь ему Ямато?
– А зачем она ему? Третий раз говорит о спасении мира и третий раз сводит все к жратве. Он хоть одного демона завалил?
– Он спас меня! – горячо возразила девушка, чуть не опрокинув на себя чашку. – А тебе зачем вторая катана?!
Полудемон повторно неопределенно пожал плечами, не замечая, что в пальцах остался кусочек булочки.
– Моя удобней и тяжелей, эта даже не подчиняется… Смертная, я – демон?
Теперь настала пора девушки пожимать плечами:
– Откуда я знаю. Сейчас похож на человека, пять минут назад – не очень. Что вообще происходит… может происходить в голове в такие моменты?
– Вот смотри, смертная. У тебя есть кожа, кости, кровь… Ты – это твоя кожа? Ты – это твои кости? У меня тоже есть кожа и кости и кровь… а еще чешуя и демон и человек. Я – это мой человек и мой демон. Понимаешь? Нет? Тогда смотри на сустав, например, локоть. Рука может совершать разные движения, но больше определенной амплитуды разгибаться не будет, связки не позволят. Я – демон, но варианты поведения задает мой человек, мои связки. И да, точно так же и как с суставом, который под действием внешней силы может травмироваться и все-таки выгнуться в неестественное положение, я могу выйти за рамки, приемлемые для моего человека и, – полудемон выдержал паузу, – моего демона. Нефилимы видят суть вещей? Клинок отдам, если попросит, как человек – человека. Только одно условие, – хитро улыбнулся полудемон и внезапно стал выглядеть гораздо младше, чем обычно. – Не подсказывай. Пусть сам «увидит».
– А триггер? – с любопытством спросила Кэт.
– Что с ним?
– Он зависит от одежды? Ты синий потому, что носишь этот плащ?
Полудемон с силой приложил свободную ладонь к лицу и поднял её вверх, поправив челку.
– Смертная, на триггер влияет множество факторов, включающих в себя внутреннюю сущность демона, его имя, представления, физическое состояние, наличие других источников силы, окружающую среду et cetera. Обычно влияние одежды само по себе минимально. Правильнее сказать так: цвет моей чешуи и одежды схож потому, что он мне нравится. Это мой любимый цвет.
– Синий? А мой – оранжевый.
– Как листья осенью?
– Как солнце.
– Пей чай.
– Остыл.
– Нальем еще.

Встретили их с почти ощутимым, почти оскорбительным облегчением: не смотря на все уверения Данте, что его старший брат просто асексуальный зануда и прочел несчастной детке получасовую лекцию о превосходстве демонов, нефилим все еще волновался. Попеременно прижимал пузырь со льдом к разбитой голове; объяснял, что нет, нефилимы не регенерируют никак, даже в триггере; выслушивал от собственного братца, что маловато досталось и по-хорошему надо бы добавить еще; огрызался… и все еще беспокоился, чувствуя себя совершенно беспомощным: демон, забравший себе все оружие, остался тет-а-тет с девушкой, что может пойти не так?
Все, что ему оставалось – довериться утверждениям о том, что демон, по сути, добрейшее создание, идеальный старший брат и в детстве мечтал о домашнем кролике.
Данте с порога удивил пришедших радостной новостью:
– Слушайте, я тут узнал кое-какой секрет!
– Какой? – с изумлением выгнул бровь старший полудемон, который не ожидал от младшего никакой полезной активности.
– Не скажу, это же секрет! – довольно фыркнул Данте и почти без паузы продолжил. – Нефилимы не регенерируют! Даже в триггере.
Последний нефилим стиснул пузырь со льдом так, что побелели костяшки пальцев и искренне пожалел о том, что не может провалиться хотя бы в ад.
– Что? – полудемон положил пальцы на оплетку катаны, словно ища опору в этом переворачивающемся мире. – Ты решил неуместно пошутить?!
Насмешек темный рыцарь Вергилий терпеть не мог и резко подался вперед, одновременно готовясь нанести удар.
Нефилим четко считал сузившиеся зрачки и тоже вскочил с места, поудобнее перехватив пузырь со льдом.
– Пошутить? Тебе смешно, демон?! Смейся, смейся, давай, обрастай чешуей и пускай в ход когти и зубы. Все та же старая история. Давай, прикончи меня.
И великий темный рыцарь Вергилий понял, что промахнулся второй раз: вначале неудачно подшутил над смертной, теперь не рассчитал приложение физической силы по отношению к слабейшему. И пусть наказание соответствовало его причине, но было слишком тяжело для происшествия. Что ж, по крайней мере, он сам понял, что не сможет убить этих недодемонят, раньше, чем это же поняли они.
– Совсем не регенерируешь? – тихим голосом спросил полудемон и беспомощно огляделся. – Очень жаль. Мне действительно очень жаль.
Нефилим был готов к тому, что его будут убивать, но не жалеть. С удивлением замер, не пронимая, какие струны задел в душе этого демона. Затем прибегнув к тому же средству, что и его брат вечером, подошел к бару и плеснул себе в стакан. Отпил половину и закашлялся – шею свело судорогой. Вообще-то, виски он не любил.
– Думаете, вы знаете, что такое неловкость? – Данте почти физически почувствовал беспомощную растерянность старшего брата и пришел на помощь, меняя тему забавной историей. – Но спорим, что в вашей жизни никогда не было вот такого: просыпаешься с утра от того, что на твою кровать села прелестная девушка, свежая, как утренняя роса. Но, к сожалению, пришла она не к тебе, а к твоему брату. А тебе не позволит прикоснуться к себе даже в том случае, если бы ты был последним полудемоном на земле. И села она на твою кровать только потому, что все остальные горизонтальные места уже заняты другими юными прелестницами, тихонько перешептывающимися и в полголоса смеющимися и ожидающими, когда же наконец и до них дойдет очередь к твоему старшему братишке. А эта очередь, к сожалению, – тут Данте выдержал паузу и картинно вздохнул, – совершенно нескончаема, хотя сидящий на постели брат и очень старается и помогает себе сразу двумя руками одновременно. Такой личный филиал ада на двоих, знаете ли.
– Никто не виноват в твоей неаккуратности и проистекающими из неё неосознанными актами причинения боли окружающим. – Сощурился Вергилий, готовый продолжать пикировку, но, перехватив всполошенные взгляды людей, фыркнул и пояснил прозвучавшую историю.
– Детский летний лагерь, по утрам к нам приходили девочки, чтобы получить помощь с заплетением косичек. У бесполезного младшего ни разу не получилось сделать косу, не дернув при этом за волосы. Вполне очевидно, что данная приятная забота полностью пала на мои плечи.
Оценив направленные на него глупые, недоверчивые, без проблеска понимания взгляды, полудемон вздохнул и счел необходимым добавить еще кое-что.
– Разумеется, и мой брат получал свою возможность хорошо провести время, после чего я получал наказание. К примеру, одним чудным вечером Данте решил, что нет ничего забавнее, чем развесить купальники девочек на флагштоке. В качестве адекватного, – слово было произнесено с ощутимым сарказмом, – наказания я оказался в одних трусах в женской комнате на виду у пяти девочек...
– Какой ужас! Для меня это было бы очень жестоким унижением! Слишком жестоко! – глава Ордена всегда уделял большое значение чести и достоинству личности.
– Какой ужас! Бедные девочки! Запихнули им в комнату синего крокодила в одних трусах! Это слишком жестоко. – Кэт прежде всего проассоциировала себя с другими представительницами своего пола.
– Эх, а вот я бы там так оторвался! Нечестно, что такой джек-пот сорвал чертов демон. – Эксгибиционизм никогда не смущал нефилима по имени Данте, скорее даже наоборот.
– Лучше послушайте, как я стащил купальники у всех девчушек и развесил их на домике администрации! – Предложил младший полудемон, уязвленный тем, что старший опять "украл шоу".
Вергилий подчеркнуто вежливым и тихим голосом поинтересовался, позволят ли ему дорассказать.
– Подожди, но почему наказывали тебя? – не позволил Данте-человек и растерянно потер переносицу.
– Поскольку в детский лагерь мы были отправлены исключительно из-за допущенных мной социальных промахов, изгнанный вместе со мной из дома брат имел право на компенсацию.
– Компенсацию чего? – никак не мог взять в толк человек и растерянно потер переносицу.
– Ты вообще понимаешь, что такое детский лагерь? – пожелал убедиться полудемон.
– Уж я-то еще как понимаю! Лучшее место в мире, нет? Когда наставало время уезжать, мы прятались и отказывались возвращаться, и весь год мечтали опять там побывать!
Со стороны могло показаться, что хваленая выдержка сейчас изменит Вергилию.
– Если среди людей и принято на месяц избавляться от своих детей, то я счастлив, что родился в семье демонов, которые не бросают свое маленькое потомство!
– А я был бы счастлив родиться в такой человеческой семье, – тихо произнес его младший брат.
Человек, который собирался воскликнуть, что, спасибо демонам, у него нет вообще никакой семьи, закашлялся и непонимающе уставился на тезку, во внешности которого за пару последних минут наметились значительные перемены: плечи опустились и взгляд потух и вообще, мистер веселье и беззаботность стал совсем не похож на себя.
– Ты все еще не смог примириться с тем, что тебя не отпустили на соревнования? Состязаться с людьми в физических дисциплинах не достойно великого темного рыцаря, Данте. И глупо ставить под сомнение любовь нашего отца, Спарда любил нас обоих и любил одинаково.
– Тебе, как любимому сыну, об этом легко рассуждать.

запись создана: 10.08.2016 в 15:29

@темы: Мое творчество, Драбблик/Мини-мини фик, Mission for devils, May Devil Cry ?

URL
Комментарии
2016-09-09 в 03:05 

ShadowKyrie
We shall never surrender! ©
(себе бы такого в старшие братья за место своего не только старшего, но и страшного Верджи)
А классик знает, что он ещё и страшный?)

Не то, чтобы Данте имел так уж много возражений: чтобы гнев и успокоиться, ему не хватит и всех демонов ада.
Это классик?) По нему не скажешь, что он постоянно в ярости)

поспешил вмешаться Данте, понимая, что долго в подвешенном состоянии призванный меч брата находиться не будет, и пусть лучше целью станет его крыло,
Очень самоотверженно!

Первым к нему подошел травмированный человек. Демон неотрывно смотрел на приближающегося неуклюжей прихрамывающей походкой смертного, готовый ко всему.
Очень удивило - а зачем подошел ребутный Данте? Ему же больно и тяжело ходить. Кстати, я постоянно в классиках и ребутных. Т.Т

Вергилий легко поймал направленный в него снаряд и растерянно взглянул вначале на свои лапы, а затем на «питчера»: в его лапах оказалась порядком помятая пачка сухого печенья. – Я не просил, – почти шепотом сказал Вергилий, скорее растерянный, чем раздраженный. – Я тоже не просил о помощи, –
:heart: Такая очаровательная сцена! Что Данте, что Вергилий)

Увидев смертную с подносом, на котором стояли белая чашка из тонкого фарфора на маленьком аккуратном блюдце, истекающие золотистыми каплями хрустящие тосты на блюде большего размера и креманки с ароматным вареньем и душистым сладким медом, полудемон неверяще зажмурился и мотнул головой, словно отгоняя сон.
Вергилий вспомнил маму-Еву?

Затем поднялся с кресла и расправил крылья, оставив на потолке две параллельные глубокие царапины: трехметровый от кончиков когтей и до изогнутых рогов на голове, с пятиметровым размахом крыльев великий темный рыцарь Вергилий был, несомненно, очень мелким для демона, спасибо приливанию человеческой крови.
Очень весело - сначала описать его мощным, а потом уточнить, что для демона мелковат)) Вот какие у него комплексы, оказывается.

Буквально через пару минут с куском пирога на тарелке появился глава Ордена, с ходу сообщивший, что на него можно злиться и, тем не менее, не объявлять голодовку.
Как у тебя с самосохранением, несчастный?))

Раздался ли звонок в дверь?

Да

но, когда в сверхсекретном Ордене прозвенел тривиальный звонок, а затем в открытой двери возник местный Мундус с корзинкой, полной пирожков, полудемону понадобилось все самообладание сына Спарды.
Что?.. Что там забыл Мундус?

Мундус же сказал одному из своих племянников, что его видеообращение взорвало эфир и украло шоу, второму – что гоняться за ним будут только до конца этого месяца, со следующего – водит уже он, впихнул в когти оторопевшего синего демона корзинку с пирожками, заметив, что не потерпит в своем аду голодающих демонят и вышел, тихонько притворив за собой дверь. Убивать после этого короля демонов стало как-то слишком даже для истинного сына Спарды.
:lol: А-а, постоянно забываю, что у тебя не драма, а юмор в жанрах и что тут бывают вот такие неловкие неверные решения)) Взорвало эфир - это мощно! То есть потом будет водить Вергилий и гоняться за Мундусом? И кормить демонят - это классика? Бедный, как же он, наверное, выпал))

Но в тот момент, когда Кэт совершенно естественно зевала, тщетно пытаясь прикрыть рот ладошкой, терла глаза и щурилась на яркую люстру, она вдруг стала для Вергилия очень привлекательной.
Умыть и спать уложить младшую сестрёнку?)

и обращала внимание на двух крылато-чешуйчатых полудемонов в триггере не более чем на табуретку у стены напротив.
Как Ева не обращала внимание на Спарду, когда он принимал рогатый облик?)

– А он большой? – продолжил допытываться Данте. – Кто? – не поняла Кэт и устало потерла лоб. – Микрофон Вергилия,
ДАНТЕ):laugh:

не вполне уверенный, о какой пошлости идет речь, но вполне уверенный, что ничего не хочет знать о «микрофоне» тезки.
И тем более дожидаться того момента, когда до сонной Кэт дойдёт весь смысл "микрофонов")

с сарказмом произнес человек, и бокал в его руке с хрустом разлетелся вдребезги.
Данте даже в виде человека мощен. О.о Или это бокал такой хлипкий?

но решил, что у него осталось слишком мало целых конечностей для таких шуток, и мудро промолчал.
Не надо терять конечности, тебе ещё до финала доживать))

Великий темный рыцарь Вергилий окинул взглядом огромную двуспальную кровать, расположенную в центре исполинской пентаграммы, рефлекторно принял более выносливый, сильный, неистовый, шершавый и зацепистый, словом, более пригодный для дьявольской групповушки облик и одним плавным движением скользнул на кровать с низким, протяжным, предельно непристойным «Let's Fuck».
ЧТО) :lol: Так, нет, серьёзно, без шуток?)) Я не знаю, что мне здесь понравилось больше, про "рефлекторно принял" и дальше описания преимуществ, фраза или то, как она должна была быть сказана))))) Но это было внезапно!

Услышал за спиной странный шум и оглянулся достаточно быстро, чтобы увидеть пулей выскочившую из комнаты смертную. Следом, забыв про раны, несся человек. Замыкал тройку его наполовину триггернувшийся красный чешуйчатый брат, громко топающий лапами по полу.
Они решили спать в библиотеке! Но ребутный Данте оказался очень быстрым, а классик - забавным))

И никому из этой тройки даже не пришло в голову, что они кое-кого забыли.
... Вергилий Ребута, да?)))

– Как вообще можно быть настолько бесполезным? – с раздражением пожал плечами обескураженный полудемон, имея в виду своего младшего близнеца, которого обогнали двое смертных.
Он поздно спохватился или не хотел никого затоптать?))

Призвал один из клинков: тот медленно проплыл в воздухе и завис прямо над сжавшимся от ужаса, трясущимся телом.
Ну почему в данном контексте это звучит пошло)))

– Сам вылезешь, или мне вытащить тебя? – поинтересовался полудемон, словно невзначай положив пальцы на рукоять Ямато.
Зачем он тебе)))

и на всякий случай держа перед собой безоружные руки: свою девочку-катану он оставил в библиотеке.
После этого ребутный должен всегда её с собой носить!

поучаюше заметил полудемон, бросив быстрый взгляд на
ЧТО) :lol: А-а-а, убойно)))

О том же, что триггер демона есть и у соперника, нефилим, казалось, забыл.
Да-да, подумаешь, лежит в триггере такое колючее) Мне представилась ящерица молох)))

какого черта он это делает, когда должен суккуб в пентаграмму призывать.
Вот это был неожиданный поворот!

– А кого еще? – с сарказмом переспросил полудемон и на всякий случай чуть отодвинулся от извращенца. – Кровать же в пентаграмме, так? Значит вызывай.
ВЕРГИЛИЙ, ты бы знал, каким извращенцем ты был в глазах убежавших!)

И полудемон вытянулся удобней, расправил оба крыла и приготовился ждать знойных дьявольских милашек.
Я хочу это увидеть)))

– Во сне Кэт путешествует в астральной форме по Лимбу, – объяснил нефилим, чувствуя себя очень усталым.
Извращенцы, кругом одни извращенцы, всё им надо объяснять)) Его объяснения о вопрос очень милые.

– Я люблю её, – дернул головой Вергилий.
А Кэт он это говорил?)

2016-09-09 в 11:20 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
ShadowKyrie, А классик знает, что он ещё и страшный?)
неа)
я больше скажу, классик Верг даже не догадывается, что его брат за глаза зовет "Верджи"

Это классик?) По нему не скажешь, что он постоянно в ярости)
он не постоянно, он сейчас взбесился, что его все игнорируют
(одна обиделась и один из страха)

Очень самоотверженно!
Данте выполняет свой долг как великого черного рыцаря.

Очень удивило - а зачем подошел ребутный Данте? Ему же больно и тяжело ходить. Кстати, я постоянно в классиках и ребутных. Т.Т
кормить хД

Такая очаровательная сцена! Что Данте, что Вергилий)
дада, и главное Вергу осознать, что ДА, кормят именно его.

Вергилий вспомнил маму-Еву?
даже не то чтобы маму, просто детство

Как у тебя с самосохранением, несчастный?))
да-да, что у него с самосохранением, он не в первый раз поступает странно и кажется, что вот еще немного, и все, все, что от него останется, уместится в баночке из-под йогурта.

А-а, постоянно забываю, что у тебя не драма, а юмор в жанрах и что тут бывают вот такие неловкие неверные решения)) Взорвало эфир - это мощно! То есть потом будет водить Вергилий и гоняться за Мундусом? И кормить демонят - это классика? Бедный, как же он, наверное, выпал))
Неа, потом будет водить Данте хД
Помнишь, в игре вечно всплывали надписи, мол, "лови данте" "лови его"
в следующих месяцах будут всплывать надписи "Данте водит" и "не поймаешь" хД

а классик да, выпал в осадок

и да, драма тоже есть. трагикомедия.

Как Ева не обращала внимание на Спарду, когда он принимал рогатый облик?)
дада!
вот как ева. Ну бродит папа и дети рогнатыми и сшибают вазы со шкафов, ну что делать, фигня бывает.
вот если б рыбу ловил, то все было бы в чешуе рыбьей, а так он сам чешуйчатый и все в его чешуе....
но что делать


ЧТО) Так, нет, серьёзно, без шуток?)) Я не знаю, что мне здесь понравилось больше, про "рефлекторно принял" и дальше описания преимуществ, фраза или то, как она должна была быть сказана))))) Но это было внезапно!
вот и мне очень нравится этот классик, прям вижу, как он в постель лезет и невыносимо непристойным голосом сообщает всем о своих намереньях

Они решили спать в библиотеке!
они решили ехать в аэропорт и брать билеты на северный полюс хД
и да, их понять можно

Он поздно спохватился или не хотел никого затоптать?))
он не убегет, а прячется

Ну почему в данном контексте это звучит пошло)))
потому что да, это пошло. Доминирвоание одного демона над другим

После этого ребутный должен всегда её с собой носить!
должен!
он же уже в 13 миссии полез на башню к классику безоружным.
и ему еще повезло,ч то классик не хотел драться


Да-да, подумаешь, лежит в триггере такое колючее) Мне представилась ящерица молох)))
если бы вспомнил, то с отчаянием бы понял, что скорее всего проиграет в битве
а так не помнит и хорошо же! Если он об этом как бы забывает, то у него достает мужества напасть, не думая о последствиях

ВЕРГИЛИЙ, ты бы знал, каким извращенцем ты был в глазах убежавших!)
хорошо, что не знает.
вот без шуток, хорошо
потому, что Верг класскии тоже может психануть. Раз он в их глазах такой демон, то он и будет поступать с ними, как демон, как они ожидают

Да, они подозревают Верга в том, о чем он даже не думал....
и тем самым подают ему неплохие и очень интересные идеи хД

Извращенцы, кругом одни извращенцы, всё им надо объяснять)) Его объяснения о вопрос очень милые.
ага, вот секретная миссия это можно сказать флэшбэк к ним. То, как он все это вспоминает.
То, как легко и просто он объясняет это другому Вергу-демону производственной необходимостью....
и насколько личным в секретной мисии все это было для него самого

А Кэт он это говорил?)
да, в хрониках говорил)

URL
2016-09-09 в 14:39 

ShadowKyrie
We shall never surrender! ©
Oxxra, в следующих месяцах будут всплывать надписи "Данте водит" и "не поймаешь" хД
Какая прелесть))

хорошо, что не знает. вот без шуток, хорошо
А то и обидеться может?)

и тем самым подают ему неплохие и очень интересные идеи хД
Это что же за идеи такие))

да, в хрониках говорил)
Это которые комикс-приквел?)

2016-09-09 в 15:24 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
ShadowKyrie, Какая прелесть))
ага
и самое главное, что вот этот же мундус будет ждать в 20 (или еще какой) миссии.
который относится ко всему с юмором и дружелюбием

мои племянники хотят меня убить?
давайте лучше выпьем коньяку и посмотрим, как оставленная без присмотра на 10 минут человеческая девушка насилует левого демона прямо на кровати дяди её жениха и ВМЕСТЕ подумаем, можно ли свободу человечеству.



А то и обидеться может?)

ага

Это что же за идеи такие))
ну например данте-человек окончательно доверится вергу классики и сообщит
"дружить с демоном - это что-то новенькое! теперь я уверен, что ты не сожрешь меня и не изнасилуешь"
верг классики, задумчиво:
- ЗАМЕТЬТЕ, не я это предложил

Это которые комикс-приквел?)
ага

URL
   

Театр земли Мэйт

главная